НАЙТИ
Расширенный поиск

ЛОГИН

  ПАРОЛЬ

Направления  
Программы и проекты  
Экспедиции  
Мероприятия  
Администрация  
Ученый совет  
Диссертационный совет  
Аспирантура  
Отдел полевых исследований  
Научные подразделения  
Научный архив  
Библиотека  
Издательство  
Монографии и сборники  
Публикации сотрудников  
Российская археология  
Краткие сообщения ИА РАН  
Археологические открытия  
Библиография  
Проведение историко-культурной экспертизы  
 
Проведение спасательных раскопок и наблюдений  
 
Проведение археологических разведок  
 
Образцы запросов для заказчиков  
Закупки по ФЗ-223  
Законодательство  
Учет  
Современное состояние  
 

Памятники Археологии / Современное состояние / Н.А. Макаров. Грабительские раскопки: продолжение разговора

Н.А. Макаров
Грабительские раскопки: продолжение разговора

Предпринимаемые государством попытки взять под защиту археологические памятники, оказавшиеся под ударами грабителей, и остановить незаконные раскопки, в том числе проводимые с использованием металлодетекторов, не встретили сочувствия среди той групп лиц, которую главный редактор журнала "Древности и старина" А.К.Станюкович называет "поисковым сообществом". Принципиальная позиция российских археологов и археологических учреждений РАН, раскрывших удручающую картину расхищения археологического наследия и инициировавших обсуждение этой болезненной темы, вызывает раздражение у издателей этого журнала. Я не вижу смысла полемизировать с теми, кто пытается всерьез доказать, что помимо научных раскопок возможна альтернативная любительская археология, ветвь краеведения, проводящая раскопки на небольшой глубине и готовая частично делиться своей добычей с профессионалами. Это было бы странно хотя бы потому, что согласно законодательству РФ объекты археологического наследия - движимые или недвижимые - являются государственной собственностью (статья 49 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия народов РФ", а за раскопки их без открытого листа предусмотрена административная и уголовная ответственность. Согласно статье 37 того же закона, "земляные:, хозяйственные и иные работы должны быть немедленно приостановлены в случае обнаружения: объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия".

Когда работники государственных музеев, имеющие ученую степень по специальности "археология", внушают "любителям металлодетекции", что закон защищает лишь некоторые памятники, разрешает раскопки на небольшой глубине, позволяет вести раскопки тех памятников, которые еще не поставлены на учет, они, мягко говоря, вводят в заблуждение тех, кто пришел в поисковые клубы. Однако я хорошо понимаю, что среди тех, кто выезжает на поиски древностей с металлодетектором, лопатой и удостоверением клуба "Раритет", якобы дающего право на приватизацию бесхозных археологических объектов, немало людей искренне считающих, что их действия, во-первых, не противоречат законодательству, во-вторых, не наносят ущерба археологическому наследию. Об этом свидетельствует, в частности, статья врача-травматолога И.Б.Цыпурского, опубликованная в № 4 журнала "Древности и старина".

Задача профессионалов в этой ситуации еще раз разъяснить позицию археологов. В кругу любителей металлодетекции распространено убеждение, что поиски древних вещей законны и малоразрушительны, поскольку они ведутся, в основном, на небольшой глубине и не затрагивают тех напластований, на которых могут находиться "значительные исторические и культурные ценности". Это заблуждение. Чтобы извлечь находки из культурного слоя Гнёздова, Тимерёва, Старой Рязани нет необходимости рыть глубокие котлованы. Мощность культурного слоя на большинстве средневековых поселений в центральной и северной части Европейской России не превышает 40 см. Даже будучи поврежденным длительной распашкой, этот культурный слой в той или иной степени сохраняет археологический контекст, связь вещей с сооружениями или участками поселений. Металлодетектор и лопата позволяют полностью очистить средневековые селища (а они в Европейской России составляют 90% археологических памятников) от металлических предметов- украшений, монет, производственного и бытового инвентаря, полностью разрушив связь между вещами и сооружениями и оставив для научных раскопок перемешанный культурный слой с керамикой и изделиями из кости, камня и глины. На значительной части средневековых поселений с "сухим культурным слоем" в центре России эта разрушительная работа уже проделана. Так, в Суздальском Ополье, по моим подсчетам, около 30% селищ имеют на поверхности характерные повреждения - "закопушки", свидетельствующие о посещении их нелегалами. Как правило, это наиболее значимые и хорошо сохранившиеся объекты. В действительности, доля поселений, нарушенных несанкционированными раскопками на небольшой глубине значительно выше, поскольку многие любители металлодетекции аккуратно прикрывают вырытые ямки дерном. Многие ключевые проблемы средневековой археологии России уже невозможно решить, поскольку археологический металл, залегающий на небольшой глубине и не представляющий, по мнению И.Б.Цыпурского, значительной культурной ценности, перешел в частные коллекции, а его связь с поселениями не может быть восстановлена.

Столь же распространенным является мнение, что статус памятника распространяется лишь на некоторые выдающиеся объекты, огороженные забором и засеянные газонной травой, а поля и заброшенные деревни памятниками археологии быть не могут. Поэтому, якобы, любительские раскопки возможны на ничейных землях, в полях, где рассеяны утраченные древние вещи, не связанные с культурным слоем или погребальными комплексами. Это мнение ошибочно. Основная масса средневекового металла извлекается из культурного слоя поселений, реже из нарушенных могильников, то есть из недвижимых археологических памятников, поставленных на государственный учет, или еще не зафиксированных археологами, но по природе своей, безусловно являющихся памятниками. Отдельные находки потерянных или спрятанных средневековых вещей за пределами поселений и могильников исключительно редки. Несанкционированные раскопки ведутся не в полях, не на пустырях, а на объектах археологического наследия (терминология действующего законодательства РФ). И если государство не сумело пока наладить охрану этих памятников задача любителей истории - приложить усилия для их сохранения, а не заниматься расхищением древних вещей.

Наконец, право "любителей" вести раскопки часто обосновывается ссылками на медлительности государственной археологии, недостаточно широкий объем полевых работ в России. Высказывается мнение, что если археологи не ведут раскопки на многих памятниках, не имея для этого средств, долг и право "любителей" взять эти объекты в свои руки. Абсурдность этих представлений очевидна. Общепринятые нормы сохранения историко-культурного наследия, зафиксированные в международных конвенциях и в российском законодательстве, признают приоритетом физическое сохранение объектов археологического наследия, как общего культурного достояния. Законодательство всех стран предписывает сохранять недвижимые археологические объекты в ландшафте, проводя раскопки лишь в тех случаях, когда современная хозяйственная деятельность не дает возможность обеспечить сохранение культурного слоя поселений или курганных насыпей, или если полевые работы ориентированы на решение серьезных исследовательских задач. Поэтому предложения испытать силу новой поисковой техники на городищах и селищах, которые еще не подверглись набегам "любителей", не соответствуют ни интересам науки, ни нормам охраны памятников.

Хорошо известно, что археологические ресурсы, в отличие от грибных или рыбных, не возобновляются. Раскопать курган можно только один раз. Поэтому, нелегальные раскопки с использованием поисковой техники уместнее сравнивать не с рыбалкой, как это предлагает И.Б.Цыпурский, а с расхищением архива, утраченные документы которого уже невозможно восстановить."Так ли велика ценность вещей, добываемых копателями?" - спрашивает И.Б.Цыпурский. Нужен ли государству славянский нож, найденный им при первом выезде с металлодетектором? Действительно, выпадение из круга археологических источников одного железного ножа мало что изменит в наших знаниях о прошлом. Но если каждый из 500 членов клуба "Раритет" выкопает в выходные дни на селище или городище по славянскому железному ножу, за 5 месяцев полевого сезона из культурного слоя археологических памятников будет извлечено 10000 средневековых ножей - огромный массив материала, несущего информацию о средневековом ремесле и культурных традициях. Отсутствие достоверной и точной археологической документации обесценивает эти вещи для науки, превращает их в бесполезные игрушки. Утрата этого материала - огромный ущерб для исторической науки, вне зависимости от того, продаются ли вещи в антикварных лавках или раздариваются и становятся домашними сувенирами. Поиски путей противодействия грабительским раскопкам с использованием металлодетекторов и нелегальному обороту древностей в последнее время стали предметом общего обсуждения ученых и специалистов по охране памятников из разных стран.

В марте 2005 г. эта проблема обсуждалась в Шлезвиге на международном семинаре, организованном группой по сотрудничеству в области охраны культурного наследия стран Балтийского региона. Среди многочисленных фактов вандализма на археологических памятниках разных стран, зафиксированных на слайдах, самыми впечатляющими были разграбленные курганы могильника Моховое (Кауп) в Калининградской области. Эти слайды были отсняты и продемонстрированы немецкими учеными. Я не знаю, были ли у тех, кто разграбил эти курганы, удостоверения клуба "Раритет". Но у тех представителей "поискового сообщества", которые ведут промысел на территории Суздальского Ополья, такие удостоверения имеются - они предъявляются милиции, с недавних пор ставшей интересоваться разрешительными документами на раскопки. Как в этой ситуации мы должны понимать призывы И.Б.Цыпупского "жить дружно"? Должны ли мы убеждать наших немецких коллег, что в России каждый любитель имеет право копать курганы и селища, рассчитывая на покровительство и доброжелательное отношение археологов?

Технический прогресс, с одной стороны, расширяет исследовательские возможности археологической науки, с другой стороны, неожиданно создает новые угрозы археологическим памятникам. Появление современных металлодетекторов принесло в археологию новые приемы сбора и фиксации вещевых материалов, во многом изменило методы исследования археологических памятников, и одновременно стало мощным катализатором частного коллекционирования древностей, невиданного по своим масштабам вытягивания древнего металла из культурного слоя археологических памятников. Но азарт игры и возможность быстрого накопления новых археологических коллекций не дают право на пересмотр общепринятых норм и принципов сохранения археологического наследия. Подлинный любитель истории в этой ситуации должен не искать возможности обойти закон, отговариваясь тем, что любительские раскопки возможны в небольших масштабах, на малой глубине, а подумать о том, что он может сделать для того, чтобы остановить волну грабежей. Первый шаг - не участвовать в них самому. Я думаю, что та часть "любителей металлодетекции", которой действительно движет интерес к прошлому, должна найти в себе силы передать свои коллекции в государственные музейные хранилища, по возможности, снабдив их документацией о месте и условиях находки, и поискать иные, "неразрушительные" формы реализации высокого увлечения историей.

 

 
 

 

     
События
Публикации
Конференции
Новые книги
Personalia
In memoriam
     
 
     
 

 
 

Круглый стол, посвященный юбилею журнала "Российская археология" и проблемам развития периодики ИА РАН, состоится в четверг, 1 июня 2017 г., в зале заседаний Института археологии (ул. Дм. Ульянова, 19, 2-й этаж) в 11-00. 

 
   
 
 
 

 
 

III международная конференция «Археология и геоинформатика» 24-26 мая 2017 г., Москва, ул. Дм. Ульянова, 19

 
   
 
 
 

 
 

II Российско-сербская конференция «Славяне в мире Балкан и Восточной Европы: историко-археологическая панорама» 15-18 мая 2017 г., Москва, ул. Дм. Ульянова, 19

 
   
 
 
     

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

 
     
 
     

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт археологии Российской академии наук, 2006 – 2017

117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19 Тел.: (499) 126-47-98, факс (499) 126-06-30

Создание сайта - Инфорос
     
На главную E-mail Добавить в избранное Карта сайта Оставить отзыв Версия для печати Отправить на e-mail Наверх