НАЙТИ
Расширенный поиск

ЛОГИН

  ПАРОЛЬ

Направления  
Программы и проекты  
Экспедиции  
Мероприятия  
Администрация  
Ученый совет  
Диссертационный совет  
Аспирантура  
Отдел полевых исследований  
Научные подразделения  
Научный архив  
Библиотека  
Издательство  
Монографии и сборники  
Публикации сотрудников  
Российская археология  
Краткие сообщения ИА РАН  
Археологические открытия  
Библиография  
Проведение историко-культурной экспертизы  
 
Проведение спасательных раскопок и наблюдений  
 
Проведение археологических разведок  
 
Образцы запросов для заказчиков  
Закупки по ФЗ-223  
Законодательство  
Учет  
Современное состояние  
 

Подразделения / Диссертационный совет / Автореферат Ю.Б.Цетлина

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ИНСТИТУТ  АРХЕОЛОГИИ

На правах рукописи

ЦЕТЛИН  Юрий  Борисович

НЕОЛИТ ЦЕНТРА РУССКОЙ РАВНИНЫ.
ОРНАМЕНТАЦИЯ КЕРАМИКИ И
МЕТОДИКА ПЕРИОДИЗАЦИИ КУЛЬТУР

Исторические науки: 07.00.06 – археология

Автореферат диссертация
на соискание ученой степени
доктора исторических наук

Москва 2007

Работа выполнена в Отделе теории и методики
Института археологии РАН

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук С.В.Ошибкина
доктор исторических наук П.М.Кожин
доктор исторических наук Д.В.Деопик

Ведущая организация: Государственный Исторический музей

Защита диссертации состоится «30» мая 2007 г. на заседании диссертационного совета Д002.007.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте археологии РАН по адресу: Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, 4-ый этаж, конференц-зал.

С работой можно ознакомиться в библиотеке Института археологии РАН

Автореферат разослан «_____»_____________2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета
доктор исторических наук      
                                                                                                           Е.Г.Дэвлет

Актуальность темы. Термин «неолит» был введен Д.Леббоком в 1865 г. для обозначения периода шлифованных каменных орудий в истории западноевропейского населения. Позднее, благодаря исследованиям Г.Чайлда, в человеческой истории этим термином стали обозначать период позднего каменного века от распространения производящего хозяйства и появления глиняной посуды до начала систематической плавки цветных металлов (Чайлд, 1949). Однако вскоре выяснилось, что человечество в разных районах Земного шара осваивало эти достижения не одновременно. В лесной полосе Европы наступление неолита связывается с началом изготовления глиняной посуды, которая дала исследователям практически неисчерпаемый источник информации о самых разных событиях и процессах человеческой истории, шедших во времени и пространстве.
В настоящее время история археологических культур Северной Евразии базируется прежде всего на данных радиоуглеродного датирования. Такой подход позволяет определять только время бытования культур, но не конкретное содержание процессов культурного и этнокультурного развития древнего населения, о чем для дописьменной эпохи можно судить только по остаткам материальной культуры, в частности, древней керамике.
Данное исследование базируется на изучении керамики и, прежде всего, ее орнамента. Высокая информативность этого источника для периодизации истории древнего населения обусловлена следующими причинами. Во-первых, глиняная посуда является одной из наиболее массовых категорий находок при раскопках древних памятников. Во-вторых, начиная с раннего неолита, она становится одним из обязательных компонентов человеческой культуры.          В-третьих, все навыки изготовления и декорирования глиняных сосудов передаются обычно по родственным каналам. В-четвертых, именно орнамент позволял членам разных коллективов безошибочно отличать «свою» посуду от «чужой».
Несмотря на интенсивные и многолетние исследования, этнокультурная история древнего населения лесной зоны Восточной Европы продолжает оставаться предметом непрекращающихся дискуссий. Причина этого – слабо разработанная методическая база изучения периодизации древней этнокультурной истории. В силу объективной необходимости данная работа нацелена на решение прежде всего методических вопросов. Основные требования к таким исследованиям состоят в строгой выводимости получаемых результатов из исходных данных и в доступности этих результатов для независимой проверки другими средствами.
Цель и задачи исследования. Целью является разработка специального комплекса методов периодизации археологических культур и реконструкция истории населения Центра Русской равнины в конце VI – начале II тыс. до н.э.
В работе решаются следующие исследовательские задачи: 1) системный анализ орнамента керамики на всех уровнях орнаментальной стилистики; 2) выделение основных орнаментальных традиций у носителей разных культур; 3) реконструкция периодизации каждой культуры и особенностей орнаментальных традиций в разные периоды развития; 4) выявление локальных особенностей орнаментальных традиций носителей разных культур в рамках исследуемой территории; 5) разработка общей периодизации и хронологии истории населения Центра Русской равнины в эпоху неолита и энеолита.
Методы и источники исследования. Для решения этих задач непосредственно автором разработан комплекс специальных методов:
1) метод реконструкции культурной стратиграфии многослойных поселений по данным изучения керамики (Цетлин, 1988);
2) метод периодизации культур на качественном (Цетлин, 1989, 1991) и количественном (Цетлин, 2003) уровнях анализа;
3) метод периодизации культур по данным изучения орнамента на керамике (Цетлин, 2004);
4) метод системного анализа орнамента на глиняной посуде и реконструкции орнаментальных традиций древнего населения (Цетлин, 2006).
В общей сложности исследование базируется на изучении свыше 3600 разных сосудов. Из них к волго-окской культуре относятся 148 сосудов (помимо этого, орнаменты примерно на 46 сосудах учтены по публикациям), к верхневолжской культуре – 429 сосудов, к культуре с ямочно-гребенчатой керамикой – 1536 сосуда, к волосовской культуре – 944 сосуда, к группам населения с так называемой «редкоямочной» и «редкоямочной (тонкостенной)» керамикой – 537 сосудов.
В работе рассматриваются материалы свыше 200 поселений 6 локальных географических групп: I. Нижнее течение р. Оки, II. Среднее течение р. Оки, III. Междуречье рр. Москвы и Клязьмы, IV. Восточный, V. Центральный и VI. Западный или Северный (Заволжский) районы бассейна Верхней Волги.
Научная новизна. В диссертации впервые в целостном виде изложена оригинальная система методов изучения периодизации этнокультурной история древнего населения на основе всестороннего анализа орнаментальных традиций на этапе доремесленного гончарного производства и опыт практического применения этих методов к неолитическим и энеолитическим материалам обширного региона лесной зоны Восточной Европы.
Кроме того, в работе впервые вводится в научный оборот большой объем новых данных об орнаментальных традициях в гончарстве древнего населения по материалам раскопок второй половины ХХ в., проведенных на большом числе памятников, в том числе,  непосредственно автором в 1970-1980-е гг.
Практическая и теоретическая значимость диссертации. Разработанную автором систему методов можно использовать для периодизации этнокультурной истории по доремесленной керамике из раскопок практически любых древних памятников. Изложенные в работе теоретические подходы, методы и результаты могут быть включены в лекционные курсы по археологии и истории культуры для студентов университетов.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем впервые поставлена и исследована проблема доказательности археологических выводов, которая включает строгую выводимость результатов из исходных данных, внутреннюю непротиворечивость последних и проверяемость получаемых выводов другими средствами.
Апробация результатов. Результаты исследования неоднократно докладывались на заседаниях Группы «История керамики», Отдела неолита и бронзы и Отдела теории и методики Института археологии РАН, многочисленных региональных, а также международных конференциях в Лондоне (1997), Лиссабоне (2003), Брэдфорде (2004), Лионе (2005). Основные положения работы изложены в монографии (1991) и более чем в 40 авторских статьях.
Структура исследования. Рукопись объемом около 38 п.л. состоит из Введения, восьми глав, Заключения и Приложений, включающих расчетно-аналитические таблицы и альбом иллюстраций.

Глава I.
Цели, задачи, методы и источники исследования

В главе формулируется основная цель и задачи, решение которых обеспечивает ее достижение, а также излагается целостная система методов периодизации истории древнего населения на качественном и количественном уровне.
Оригинальный метод реконструкции культурной стратиграфии многослойных поселений с перемешанным культурным слоем базируется на выявленной и статистически обоснованной автором закономерности о том, что крупные фрагменты керамики обладают значительно большей устойчивостью по своему положению в слое поселений, чем мелкие, которые создают при анализе сильный информационный «шум». Автором доказано, что наиболее надежную картину расположения в культурном слое разных горизонтов обитания дает анализ 15-20% наиболее крупных обломков керамики разных археологических культур.
Основываясь на полученных с помощью этого метода результатах, автор разработал метод периодизации культур путем специального анализа взаиморасположения в культурном слое памятников древних поселений, оставленных носителями разных археологических культур. Первоначально метод базировался на качественном анализе, что позволяло надежно выяснять взаимное положения культур во времени и факт их сосуществования друг с другом. Позднее он был усовершенствован автором путем введения количественных характеристик, которые дали возможность оценивать, «насколько» разные археологические культур удалены друг от друга во времени и «какова» степень их сосуществования. Это позволило значительно конкретизировать современные представления об истории древнего населения.
Однако проблема детальной периодизации истории развития самих археологических культур еще оставалась не решенной. Поскольку расположенные рядом поселения носителей одной культуры не могли существовать одновременно, в таких группах близкие по времени поселения должны характеризоваться большим сходством орнамента на керамике, а поселения, разделенные значительным промежутком времени, напротив, меньшим его сходством. Такой подход позволил автору разработать специальный количественный метод хронологизации поселений по данным о степени сходства орнаментальных традиций. Практическое его применение дало возможность не только установить периодизацию истории развития каждой культуры, но и выявить локальные особенности этого процесса.
Особое внимание в этой главе уделено изложению разработанной автором целостной системы описания стилистических орнаментальных традиций в гончарстве на уровне элементов, узоров, мотивов, образов и композиций орнамента. Под «элементом» понимаются отпечатки или динамические следы, созданные за один трудовой акт, под «узором» – локализованное изображение из одинаковых или разных элементов орнамента, под «мотивом» – способ тиражирования элементов или узоров на поверхности сосуда, под «образом» – сочетание двух или трех соседних мотивов на сосуде, а под «композицией» состав и способ организации мотивов и образов орнамента на поверхности сосуда.
Здесь характеризуется также весь комплекс источников, использованных автором для решения поставленных задач и реализации основной цели работы.

Глава II.
История изучения орнамента на керамике

Возникновение интереса к орнаменту на керамике неолита относится ко второй половине XIX в. (А.С. Уваров, Н.Ф. Высоцкий, А.А. Иностранцев, П.П. Кудрявцев, А.А. Штукенберг, П.А. Путятин). Позднее особенно велик был вклад В.А. Городцова, предложившего первую систему описания орнамента глиняных сосудов (1901). В первой половине XX в. очень важным с методической точки зрения было исследование о неолитической керамике Б.С. Жукова (1929). После Великой Отечественной войны издаются фундаментальные труды А.Я. Брюсова и М.Е. Фосс (1952). На основании изучения, прежде всего, орнаментов на керамике лесной зоны выделены льяловская (Б.С. Жуков), волосовская (В.А. Городцов), балахнинская (О.Н. Бадер, М.В. Воеводский), карельская, белевская и рязанская (А.Я. Брюсов), каргопольская (М.Е. Фосс) нарвская (Н.Н. Гурина) и верхневолжская (Д.А. Крайнов) археологические культуры.
Орнамент на керамике волго-окской культуры, выделенной и описанной Ю.Б. Цетлиным (1982, 1996), изучался исследователями обычно в рамках анализа материалов верхневолжской культуры (Е.Л. Костылева, В.В. Сидоров, А.В. Энговатова). В развитии последней по особенностям орнамента разные исследователи выделяли три (Костылева, 1987) или два (Цетлин, 1991) периода.
Периодизация истории развития культуры с ямочно-гребенчатой керамикой по данным изучения орнамента на сосудах начинается с исследования Б.С. Жукова (1929). Позднее эта проблема рассматривалась в работах М.В. Воеводского (1936), А.Я. Брюсова (1952), М.Е. Фосс (1952), В.М. Раушенбах (1953, 1970), В.В. Сидорова (1986), Ю.Б. Цетлина (1991), А.В. Энговатовой (1997) и др. В истории культуры с ямочно-гребенчатой керамикой разными исследователями выделяются сейчас три или четыре периода, причем,  большинство исследователей относит редкоямочную керамику к позднему периоду развития этой культуры.
Орнамент на волосовской керамике и его развитие анализировались в работах И.К. Цветковой (1953, 1970), А.Х. Халикова (1969), О.Н. Бадера (1970), Д.А. Крайнова (1987), В.П. Третьякова (1990), Ю.Б. Цетлина (1991), В.В. Никитина (1991, 1996). В истории волосовской культуры разные исследователи выделяли от двух до четырех периодов развития. Оригинальную точку зрения о принадлежности редкоямочной (тонкостенной) керамики к «прото-волосовскому» этапу развития культуры высказал Д.А. Крайнов (1981).
Использовавшийся традиционный подход к периодизации культур, сформировавшийся еще на основе эволюционистских представлений XIX в., базировался на типологическом методе анализа вещественного материала, в том числе, керамики и ее орнамента, а развитие понималось как постепенное изменение от «простого» к «сложному». Получаемые выводы отчасти корректировались наблюдениями над стратиграфией памятников. Несмотря на многочисленные исследования, в изучении периодизации неолитических культур данного региона остается до сего времени еще много нерешенных проблем.

Глава III.
Волго-окская культура

Бытование этой культуры относится к последней четверти VI – середине V тыс. до н.э. В это время в Центре Русской равнины впервые появляется керамика из глиноподобного илистого сырья без искусственных примесей.
Общая характеристика орнамента. На сосудах часто фиксируются накольчатый орнамент и особенно широко участки без орнамента. Мотивы в основном простые, реже сложные из накольчатых узоров, располагаются на поверхности сосуда горизонтально. Наиболее широко использовались орнаментальные образы из накольчатого, реже ямочного мотивов и зоны без орнамента. В композиции по верхнему краю сосуда обычно идет неорнаментированная зона или накольчатый мотив, за ними – ямочный или зона без орнамента, далее, чаще всего, вновь зона без орнамента. Нижняя половина сосуда, кроме донной части, как правило, не орнаментирована.
Периодизация памятников. В истории культуры предварительно намечены 4 периода. Ранние памятники отмечены в восточной (Сахтыш II, VIII), а более поздние – в центральной (Ивановское VII) и западной (Усть-Валдайка I) частях исследуемой территории.
Хронология орнамента. В I период абсолютно преобладают неорнаментированные сосуды, во II их доля снижается незначительно, а в III и IV периодах такая посуда встречается значительно реже. Накольчатый орнамент достаточно широко использовался в III и IV периоды, а отпечатки гладкого штампа только в IV период. Сложные мотивы орнамента встречены только на керамике III периода. Образ орнамента, состоящий из накольчатого мотива и неорнаментированной зоны, был распространен во II, III и IV периодах, но его доля постепенно снижается во времени. Образ из ямочного мотива и зоны без орнамента распространяется во II и III периоды, а образ из гладкого и накольчатого мотивов – только в IV периоде. О том, как менялась во времени композиция орнамента, по имеющимся материалам судить сложно. По этой же причине приходится воздержаться от характеристики локальных особенностей орнаментальных традиций у носителей волго-окской культуры.

Глава IV. Верхневолжская культура

Носители этой культуры распространяются в Центре Русской равнины на рубеже VI и V тыс. и бытуют здесь до конца V тыс. до н.э.  Они были хорошо знакомы с гончарным производством, изготавливали керамику из глины с примесью главным образом крупного шамота и помета водоплавающих птиц.
Общая характеристика орнамента. Орнамент занимал часть или всю поверхность сосуда. Элементы: к массовым относятся гребенчатый, пунктирный, ямочный и накольчатый. Примерно на 1/3 сосудов отмечены неорнаментированные участки поверхности.
Мотивы. В большинстве случаев элементы орнамента были организованы в простые горизонтальные и однорядные мотивы. Реже такие мотивы состоят из накольчатых или пунктирных узоров, иногда встречаются сложные мотивы из узоров орнамента. Верхний край внешней поверхности чаще всего украшался мотивами из гребенчатых или накольчатых отпечатков, а на внутренней поверхности и торце венчика орнамент наносился очень редко.
Образы. На сосудах преобладали простые образы, состоящие из накольчатого или гребенчатого мотивов и неорнаментированной зоны, из ямочного и гребенчатого или из двух разных гребенчатых мотивов, а также симметричные образы из гребенчатого или накольчатого мотивов, ограниченных  зонами без орнамента, или образы из двух гребенчатых мотивов и ямочного мотива между ними.
Композиции чаще всего начинались с зоны без орнамента или гребенчатого мотива по краю венчика. Потом обычно следовали гребенчатый или ямочный мотивы, а затем опять гребенчатый мотив или зона без орнамента и т.д. Чередование в композиции разных мотивов и неорнаментированных зон придавало композиции некоторую ритмичность.
Периодизация памятников. В развитии верхневолжской культуры выделено три основных периода. К I периоду отнесены стоянки Гавриловка II, Владычинская-Береговая I и II, Одоевские фермы, Сахтыш I, II, VIII, Ивановское II и др., ко II периоду – Гавриловка I, Шагара II, Заречье I, Сахтыш I и II, Ивановское III и VII, Языково I и др. и к III периоду – Богдарня, Николо-Перевоз I, Берендеево IIа, Репище I. Ранние верхневолжские памятники сосредоточены в восточной части исследуемой территории, а более поздние – в центральной и западной ее части.
Хронология орнамента. Элементы. В I период наиболее широко была распространена керамика с частично декорированной поверхностью и примерно одинаково использовались накольчатый, гребенчатый и пунктирный элементы орнамента. Во II период наибольшее распространение получает пунктирный орнамент, доля керамики с участками без орнамента снижается, а доля пунктирного и гребенчатого элементов почти не меняется. В III период доминирующими становятся ямочный и гребенчатый элементы орнамента, а другие используются значительно реже. 
Мотивы. Во все периоды развития культуры наиболее широко использовались простые мотивы из элементов и реже – из узоров орнамента: накольчатых (в I периоде), пунктирных (во II периоде) и гребенчатых (в III периоде). Сложные мотивы, состоящие из элементов или узоров орнамента, в I и II периоде исключительно разнообразны – зафиксированы 33 варианта. Внутренняя поверхность сосудов вообще украшалась редко, а орнамент на торце венчика получает достаточно широкое распространение только в III период. Значительно возрастает во времени и доля сосудов с орнаментом по внешнему краю венчика. Наиболее часто там наносился гребенчатый мотив, доля которого также возрастала во времени.
Образы. В I период преобладают простые образы, состоящие из гребенчатого или накольчатого мотивов и зоны без орнамента, во II период – образы  из ямочного и гребенчатого мотивов или из гребенчатого и зоны без орнамента, в III период – образы из гребенчатого и накольчатого, а также из ямочного и гребенчатого мотивов. Сложные орнаментальные образы имели наибольшее распространение в I и II периоды развития культуры.
Композиции. В I период развития культуры композиция чаще всего начиналась с неорнаментированной зоны по венчику сосуда, затем обычно наносились гребенчатый или накольчатый мотивы, далее могла вновь располагаться зона без орнамента или гребенчатый мотив. Во II период композиция часто начинались не только с зоны без орнамента, но и с гребенчатого мотива, за которыми следовали ямочный или  вновь гребенчатый мотив, а далее зона без орнамента или какой-либо сложный мотив. В III период композиция сосудов обычно начиналась с гребенчатого или одного из сложных мотивов, ниже обычно располагался ямочный и реже – сложный мотив, за которыми, чаще всего, следовал мотив из гребенчатых отпечатков. На протяжении всей истории данной культуры композиции орнамента обнаруживают некоторую ритмичность, которая с течением времени постепенно возрастает.
Локальные особенности орнамента. Элементы. Ямочный орнамент наиболее широко использовался в Московско-Клязьминском междуречье, Центральном и Западном районах; гребенчатый доминировал в Западном районе и несколько меньше применялся в Московско-Клязьминском междуречье, Восточном районе и на Средней Оке; гладкий орнамент чаще использовался в Московско-Клязьминском междуречье; накольчатый был распространен на Средней Оке, в Московско-Клязьминском междуречье и Центральном районе, а пунктирный широко применяли гончары Нижней Оки и Восточного района. Сосуды с частично орнаментированной поверхностью были распространены на Нижней Оке и в меньшей степени на Средней Оке, а также в Восточном и Центральном районах.
Мотивы. Особенности распространения простых мотивов практически целиком повторяют сказанное выше о самих элементах орнамента. Сложные мотивы из узоров особенно разнообразны у гончаров Средней Оки (12 вариантов), Восточного (10 вариантов) и Центрального (14 вариантов) районов. Внутри сосудов орнамент чаще всего наносили гончары Московско-Клязьминского междуречья, на торце венчика – гончары Западного и реже Центрального районов, а по верхнему краю внешней поверхности – преимущественно гончары Восточного, Центрального и Западного районов.
Образы. Простые орнаментальные образы широко использовались во всех районах, кроме бассейна Нижней Оки. Сложные объединяющиеся образы изредка наносили на сосуды гончары бассейна Нижней и Средней Оки, междуречья Москвы и Клязьмы и Восточного района, а сложные пересекающиеся образы применялись в Центральном и Западном районах. Асимметричные образы орнамента преобладали на всей территории распространения культуры.
Композиции. Локальные различия композиций орнамента могут быть охарактеризованы только в самом общем виде. Так, в бассейнах Нижней и Средней Оки орнаментальные композиции чаще всего начинались с зоны без орнамента, в междуречье Москвы и Клязьмы – с такой же зоны или накольчатого мотива, а в Восточном, Центральном и Западном районах, напротив, с гребенчатого мотива. В целом композиции орнамента на сосудах верхневолжской культуры характеризовались слабой ритмичностью, которая несколько шире проявлялась на Средней Оке, в междуречье Москвы и Клязьмы и Центральном районе.

Глава V.
Культура с ямочно-гребенчатой керамикой

Бытование этой культуры относится к последней четверти V – середине III тыс. до н.э. Число памятников этой культуры исчисляется сотнями, на десятках из них проводились раскопки, давшие огромный керамический материал.
Общая характеристика орнамента. Элементы. Наиболее широко на керамике этой культуры были распространены ямочный и несколько меньше гребенчатый орнаменты, реже на поверхности сосудов встречаются участки без орнамента и еще реже – лунчатый, гладкий и другие элементы.
Мотивы. Значительно преобладали простые мотивы орнамента из повторяющихся элементов. Реже гончары этой культуры использовали для декорирования сосудов сложные мотивы из элементов и узоров орнамента. Они исключительно разнообразны – зафиксировано свыше 50 вариантов. Среди сложных объединяющихся наиболее часто использовался мотив из двух разных гребенчатых узоров, а среди пересекающихся – мотив из ямочного и гребенчатого элементов орнамента. Примерно 1/5 часть ямочно-гребенчатых сосудов имела орнамент на внутренней поверхности, более чем в половине случаев орнамент наносился на торце венчика и верхнем крае внешней поверхности.
Образы. На керамике этой культуры выделены 35 вариантов простых и 109 вариантов сложных орнаментальных образов. Последние использовались редко и отмечены примерно на 10% сосудов. Среди простых тройных образов преобладали симметричные, а среди сложных – асимметричные. Несмотря на внешнее единство орнаментальных традиций, такое разнообразие образов указывает на значительные индивидуальные особенности орнамента на разных поселениях, связанные с проявлением творчества конкретных гончаров.
Композиции. На ямочно-гребенчатых сосудах композиции обладают ярко выраженной ритмичностью. Они обычно начинались либо с гребенчатого мотива, либо с зоны без орнамента по верхнему краю венчика. Далее ямочные мотивы чередовались с гребенчатыми. Днища сосудов часто украшалась ямочными и реже гребенчатыми вдавлениями.
Периодизация памятников. В истории носителей культуры с ямочно-гребенчатой керамикой Центра Русской равнины выделено 9 периодов развития. Первые четыре периода характеризуют начальный этап распространения культуры, пятый период отражает время бытования носителей этой культуры на всей исследуемой территории, а последние четыре периода – заключительный этап развития культуры. Наиболее ранние поселения отмечены в Центральном районе и бассейне Нижней Оки. Позднее носители этой культуры покидают бассейн Нижней Оки и достаточно равномерно заселяют остальную часть Центра Русской равнины. На заключительном этапе они сосредотачиваются преимущественно в Восточном, Центральном и Северном районах исследуемого региона.
Хронология орнамента. Элементы. В I период массово использовались три элемента орнамента: гребенчатый, накольчатый и ямочный. Во II период картина резко меняется: господствующим становится ямочный орнамент и на сосудах достаточно часто начинают встречаться неорнаментированные участки. В III периоде уменьшается доля ямочного орнамента, дальнейшее распространение получают сосуды с частично декорированной поверхностью, достаточно часто применяются гребенчатый и лунчатый элементы орнамента. В IV периоде ямочный орнамент продолжает оставаться преобладающим, а гребенчатый и участки без орнамента распространены примерно одинаково. В V-VIII периодах ямочный орнамент по-прежнему доминирует, а на втором месте стоит использование гребенчатых отпечатков. В IX периоде ямочный орнамент становится абсолютно доминирующим. После III периода доля лунчатого элемента орнамента на керамике сокращается, и он вновь получает распространение только в VII-IX периодах развития культуры.
Общая тенденция состоит в возрастании во времени доли ямочного орнамента. Доля гребенчатого орнамента, высокая в период сосуществования данной культуры с верхневолжской, резко сокращается во II период, затем начинает возрастать до VI периода и вновь постепенно сокращается к концу бытования культуры. Лунчатый орнамент получает устойчивое распространение в последние три периода (VII-IX) бытования культуры. Во время, охватываемое II, III и IV периодами, значительное распространение получает сохранение неорнаментированных участков на поверхности сосудов, а в более поздние периоды роль этой традиции неуклонно уменьшается.
Мотивы. Распространение во времени простых мотивов орнамента почти целиком повторяет распространение самих элементов, а разнообразные сложные мотивы орнамента получают наиболее широкое распространение только в V период развития культуры (зафиксировано 46 вариантов). Среди объединяющихся мотивов наиболее широко использовался мотив из двух чередующихся гребенчатых и двух ямочных узоров, а среди пересекающихся мотивов наиболее массовым был только мотив из ямочного и гребенчатого элементов орнамента. Мотивы орнамента неодинаково представлены на разных видах поверхности глиняных сосудов. В частности, традиция наносить орнамента на внутренней поверхности была распространена в IV, V и IX периодах. Хотя торец венчика во все периоды развития культуры обычно покрывался орнаментом, но наиболее широко эта традиция использовалась в III, V, VII и IX периодах. Верхний край внешней поверхности достаточно редко украшался только во II и, вероятно, в I периоды развития культуры.
Образы. На ямочно-гребенчатой керамике выявлено 18 вариантов простых двойных орнаментальных образов, среди которых в I период массовыми были образы из гребенчатого и накольчатого и реже из ямочного и накольчатого мотивов. Образ, состоящий из ямочного и гребенчатого мотивов, наиболее широкое распространение получает с IV по VIII периоды, образ из ямочного и лунчатого мотивов – во II-III и VII-IX периоды, образ из ямочного мотива и зоны без орнамента – во II-IV периоды, причем его доля во времени сокращается. Значительно более разнообразны были сложные образы орнамента, их зафиксировано свыше 70 вариантов. Особенно широкое распространение они получают в IV и V периоды развития культуры.
Доля сложных орнаментальных образов наиболее значительна только в I период развития культуры, когда они даже преобладают над простыми образами. Позднее на всем протяжении истории данной культуры простые образы значительно преобладают над сложными. Незначительное увеличение доли сложных образов происходит в IV-VI периоды. Сложные образы из объединяющихся мотивов получают преимущественное распространение в III, VI и IX периоды, а образы из пересекающихся мотивов в I, IV-V и VIII периоды. Симметричные орнаментальные образы во все периоды значительно преобладают над асимметричными, которые получают относительно широкое распространение только в III и VII периоды.
Композиции. Из-за большой фрагментированности керамического материала анализ композиций орнамента на ямочно-гребенчатой керамике разных периодов характеризуется неодинаковой полнотой. Так, для I и II периодов данных совсем немного. Композиции орнамента на посуде III периода обычно начинаются c зоны без орнамента, идущей по верхнему краю сосуда. Ямочный мотив преобладает, чередуясь в композиции с гребенчаты и реже с лунчатым мотивами. В IV периоде композиция часто также начинается с зоны без орнамента и реже с гребенчатого мотива. Ямочный мотив, как правило, чередуется с гребенчатым, а лунчатый мотив обычно наносился либо в самой верхней, либо в придонной части композиции, где иногда могли сохраняться и зоны без орнамента. В V период в структуре композиций происходят небольшие изменения. Одинаково часто композиция может начинаться с зоны без орнамента или с гребенчатого мотива. Здесь наблюдается очень строгое чередование в композиции ямочных и гребенчатых мотивов. Остальные мотивы использовались реже и не имели устойчивого положения в композиции орнамента. Очень близкая картина наблюдается на керамике следующего, VI периода. На сосудах VII периода композиция в равной мере может начинаться с неорнаментированной зоны или с ямочного мотива. Если край сосуда не украшен орнаментом, то далее чаще всего наносится ямочный мотив, который затем чередуется с гребенчатым или лунчатым мотивами. В этот период сильно нарушается ритмичность композиции, характерная для предшествующих периодов. Композиция орнамента на сосудах VIII периода чаще начинается с зоны без орнамента или гребенчатого мотива. Далее ямочный мотив более или менее регулярно чередуется с мотивами из других элементов орнамента. О посуде IX периода данных немного. Можно только отметить, что композиция чаще начинается с неорнаментированной зоны или с мотива из веревочных отпечатков, которые раньше встречались очень редко. Далее обычно следует ямочный мотив, а о последующей структуре композиции судить пока сложно. Таким образом, композиция на ямочно-гребенчатых сосудах характеризовалась в большинстве периодов строгой ритмичностью, которая иногда нарушалась в результате контактов с другими группами неолитического населения.
Локальные особенности орнамента. Элементы. Ямочный орнамент был доминирующим на всей территории распространения данной культуры, но особенно широко он использовался гончарами Восточного района. На втором месте по степени массовости была традиция нанесения на сосудах гребенчатого орнамента, которая, однако, ни в одном из районов не была заметно доминирующей. Сосуды с частично декорированной поверхностью чаще других использовались на Нижней Оке, в Московско-Клязьминском междуречье, Центральном и Северном районах. Лунчатый элемент орнамента чаще всего применялся гончарами бассейна Нижней Оки, а гладкий – гончарами бассейна Средней Оки.
Мотивы. Локальные особенности простых мотивов близки к особенностям распространения элементов орнамента. Сложные объединяющиеся и пересекающиеся мотивы неодинаково использовались гончарами разных районов. Наиболее разнообразны они были в Центральном и Северном районах (23 и 27 вариантов), а реже всего использовались в Московско-Клязьминском междуречье и Восточном районе (12 и 13 вариантов). Локальные различия в орнаментальных традициях проявились и в степени декорированности разных видов поверхности глиняных сосудов. Так, орнамент на внутренней поверхности сосудов чаще всего наносили гончары Нижней и Средней Оки и Московско-Клязьминского междуречья и значительно реже гончары Восточного, Центрального и Северного районов. Торец венчика очень часто украшался гончарами всех районов, кроме Восточного. Внешний край сосудов практически всегда покрывался орнаментом гончарами Средней Оки и Северного района, реже это делалось в Московско-Клязьминском междуречье и на Нижней Оке и еще реже в  Восточном и Центральном районах.
Образы. Простые двойные образы орнамента представлены 24 вариантами, которые были наиболее разнообразны у гончаров Нижней Оки, Центрального и Северного районов. Исключительным разнообразием на ямочно-гребенчатых сосудах характеризуются сложные двойные образы, их выявлено более 100, и они отражают индивидуальные особенности традиций декорирования посуды, бытовавшие у гончаров данной культуры на разных поселениях и в разное время. Здесь также во всех районах простые образы значительно преобладают над сложными. Среди последних во всех районах (особенно в Восточном) преимущественно использовались орнаментальные образы, состоящие из пересекающихся мотивов, и только в Центральном районе преобладали образы из объединяющихся мотивов. Простые симметричные образы орнамента преобладали над асимметричными на всей территории распространения культуры. Сложные симметричные образы из объединяющихся мотивов доминировали на Нижней Оке, сложные асимметричные были больше распространены на Средней Оке, в Восточном и Северном районах, а в остальных районах те и другие использовались примерно одинаково. Напротив, сложные симметричные образы из пересекающихся мотивов широко применяли только гончары Северного района, а во всех других районах преобладали асимметричные образы этого вида.
Композиции. На Нижней Оке композиции сосудов, как правило, начинались с зоны без орнамента, шедшей по внешнему краю венчика, и реже с ямочного или других мотивов. Далее ямочный мотив чаще всего чередовался с мотивом из гребенчатых отпечатков. На Средней Оке композиции на сосудах, напротив, начинались с гребенчатого мотива. Далее следовал ямочный мотив, который здесь строго чередовался с гребенчатым. В Московско-Клязьминском междуречье композиции на сосудах чаще всего начинались с гребенчатого мотива и реже – с неорнаментированной зоны, а далее шло очень четкое чередование ямочного и гребенчатого мотивов. В Восточном, Центральном и Северном районах композиции орнамента чаще начинались с зоны без орнамента или с гребенчатого мотива, а далее шло более или менее строгое чередование ямочного и гребенчатого мотивов. В этих районах гончары часто наносили мотивы из отпечатков лунчатого штампа в нижней части композиции сосудов.
Таким образом, следует подчеркнуть, что орнаментальные традиции носителей культуры с ямочно-гребенчатой керамикой при их внешнем единообразии имели конкретные хронологические и локальные различия, которые отражали сложные процессы главным образом внутреннего этнокультурного развития этого населения.

Глава VI. Волосовская культура

Носители волосовской культуры бытовали в Центре Русской равнины в эпоху позднего неолита и энеолита – с последней четверти IV до первой четверти II тыс. до н.э. Волосовская керамика, как правило, отличается очень плохой сохранностью из-за большой концентрации в формовочной массе помета водоплавающих птиц и раковин пресноводных моллюсков и обжига посуды ниже температур каления глины. Сосуды на раннем этапе были круглодонными, а позднее плоскодонными.
Общая характеристика орнамента. Элементы. Наиболее массовым элементом орнамента, который использовали волосовские гончары, был гребенчатый, реже применялись другие элементы: ямчатый, ямочный, гладкий, рамчатый и веревочный. Примерно в четверти случаях на волосовских сосудах сохраняются и неорнаментированные участки поверхности. Отличительными чертами волосовской керамики было примерно равное использование округлых и овальных ямочных и ямчатых вдавлений, применение как прямоугольных, так и овальных гребенчатых и иных штампов длиной 11-30 мм и шириной от 1-6 мм с поперечными или симметричными зубцами.
Мотивы. Простые мотивы волосовские гончары составляли не только из элементов, но и из узоров орнамента. Наиболее массовыми были узоры из отпечатков гребенчатого и реже гладкого штампов. Сложные мотивы состояли из объединяющихся или пересекающихся элементов орнамента. Примерно пятая часть волосовских сосудов имеет орнамент на внутренней поверхности или по верхнему краю внешней поверхности, а 2/3 сосудов несут орнамент по торцу венчика. Как правило, это были чаще всего мотивы из отпечатков гребенчатого, реже гладкого штампов и из ямчатых вдавлений.
Образы. Исключительно разнообразны на волосовской керамике орнаментальные образы. Так, простых двойных образов выявлено 66 вариантов. Массовыми из них были только два – образ, состоящий из двух гребенчатых мотивов, и реже из гребенчатого мотива и зоны без орнамента. Зафиксировано 58 вариантов сложных объединяющихся образов, а пересекающихся только 14 вариантов. Среди тех и других нет особенно массовых, наиболее распространенным был образ, состоящий из ямчатого мотива и сложного мотива из ямчатых узоров, чередующихся с участками без орнамента. Простые орнаментальные образы значительно преобладали над сложными. Точно также образы орнамента из объединяющихся мотивов использовались гончарами много чаще, чем из пересекающихся мотивов. Асимметричные образы орнамента доминировали по сравнению с симметричными орнаментальными образами.
Композиции орнамента на волосовских сосудах чаще всего начинались с гребенчатого мотива и реже с зоны без орнамента. Гребенчатые мотивы доминировали во всех частях композиции. Неорнаментированные зоны изредка чередовались в композиции с другими мотивами, кроме гребенчатого.  Мотивы из гладких элементов орнамента преимущественно располагались в средней или нижней части композиции, мотив из рамчатых штампов чаще наносился в нижней ее части, а ямочный, ямчатый, лунчатый и веревочный мотивы – в верхней части композиции.
Периодизация памятников. В истории развития волосовской культуры выделено три основных периода. Из числа изученных к I периоду отнесены стоянки Маслово Болото 2, Сахтыш 2, Языково 1 и др., ко II периоду – Гавриловка 1 и 3, Волосово, Черная Гора, Владычинская-Береговая 1 и 2, Сахтыш 1, 2 и 8, Ивановское 2 и 7, Николо-Перевоз 1 и 2а, Языково 1 и др., к III периоду – Ивановское 3 и 7, Вашутино 1, Берендеево 1 и др. Если поселения раннего периода отмечены в Московско-Клязьминском междуречье, Восточном и Западном районах, то поселения второго периода занимают всю территорию Центра Русской равнины, а поселения третьего периода отмечены только в Центральном районе.
Хронология орнамента. Элементы. В I период наиболее массовыми были три элемента орнамента – гребенчатый, ямчатый и рамчатый. Во II период наиболее массовым продолжает оставаться гребенчатый элемент, резко уменьшается доля ямчатого элемента, получает распространение гладкий элемент орнамента и традиция сохранения на поверхности сосуда отдельных неорнаментированных участков. В III период на поверхности волосовских сосудов увеличивается доля участков без орнамента, широкое распространение получает ямочный элемент орнамента, сокращается доля гребенчатого и рамчатого элементов.
Мотивы. Простые мотивы, составленные из элементов орнамента, характеризуются теми же самыми хронологическими особенностями, что и сами элементы. Мотивы из узоров орнамента получают распространение только во II период (зафиксировано 8 вариантов), среди которых более массовыми были мотивы гребенчатых и реже гладких узоров. Сложные объединяющиеся мотивы (26 вариантов) и сложные пересекающиеся мотивы (9 вариантов) также были наиболее распространены во II периоде, хотя они отмечены и по керамике двух других периодов. Важно подчеркнуть, что в разные периоды развития волосовской культуры массово использовались сложные мотивы орнамента. Если в I период доминировали два сложных объединяющихся мотива: один – из чередующихся рамчатых узоров, а другой – из гладких узоров и участков без орнамента, то во II период преобладало использование мотива из двух ямчатых узоров, а в III период – мотива из ямочного узора, чередующегося с неорнаментированными участками. Сложные пересекающиеся мотивы отмечены только по керамике II периода. Среди них доминировал мотив из двух пересекающихся гладких элементов. В I и III периоды внутренняя поверхность волосовских сосудов очень редко украшалась орнаментом, а во II период доля сосудов с таким орнаментом несколько увеличилась. Очень широко на волосовских сосудах был распространен орнамент по торцу венчика, причем доля его возрастала во времени. Что касается внешнего края сосудов, то он тоже часто украшался орнаментом, особенно во II период.
Образы. Простые двойные орнаментальные образы широко использовались гончарами всех трех периодов развития культуры (выявлено 67 вариантов), хотя наиболее разнообразны они были во II период. В I и II период наиболее массовыми были образы, состоящие из двух гребенчатых мотивов или из гребенчатого мотива и зоны без орнамента, а в III период – образ из ямочного мотива и также зоны  без орнамента. Еще более разнообразны были сложные орнаментальные образы. Таких образов из объединяющихся мотивов выявлено свыше 60 вариантов, а из пересекающихся мотивов - 14 вариантов. По волосовской керамике выявлено свыше 50 вариантов простых симметричных и столько же асимметричных образов орнамента. Реже волосовские гончары наносили на сосуды сложные симметричные и асимметричные образы орнамента. На протяжении всей истории культуры асимметричные орнаментальные образы значительно преобладали над симметричными. В целом, орнаменты на волосовской посуде характеризуются более слабой ритмичностью по сравнению с сосудами других культур.
Композиции. В I период орнаментальные композиции на волосовских сосудах начинались в основном либо с неорнаментированной зоны, либо с ямчатого мотива по внешнему краю венчика. Далее, чаще всего, располагался ямчатый и, реже, гребенчатый мотивы, за которыми обычно вновь следовал ямчатый мотив. Этот же мотив обычно наносился и в самой нижней части композиции. Во II период композиция чаще всего начиналась с гребенчатого мотива и реже с  зоны без орнамента. Ниже во всей композиции обычно также преобладали различные гребенчатые мотивы орнамента. Ямочный, ямчатый и веревочный мотивы в это время использовались редко и обычно располагались в верхней части композиции. Мотив из отпечатков гладкого штампа чаще помещался в средней и нижней части композиции, а мотив из рамчатых отпечатков – в нижней части композиции. Различные сложные мотивы обычно наносились в верхней или нижней (придонной и донной) части сосуда. Неорнаментированные зоны, как правило, чередовались с другими мотивами. В III период композиция чаще всего начиналась с зоны без орнамента или реже с гребенчатого мотива, за которыми, в большинстве случаев, следовал ямочный мотив, а далее – гребенчатый мотив или неорнаментированная зона.
Таким образом, именно во II период развития волосовской культуры происходят основные перемены в традициях декорирования сосудов, проявившиеся на всех уровнях орнаментальной стилистики. По многим параметрам орнамента I и III периоды культуры более сходны между собой, чем каждый из них со II периодом. Вероятно, как раз на это время приходятся основные контакты волосовского населения с носителями иных орнаментальных традиций.
Локальные особенности орнамента. Элементы. Орнаментальные традиции у носителей волосовской культуры в разных районах исследуемого региона имели свои особенности. В частности, ямочный элемент орнамента чаще всего использовался гончарами Центрального района, ямчатый элемент – гончарами Московско-Клязьминского междуречья и, несколько реже, гончарами Восточного района и бассейна Нижней Оки. Гребенчатый элемент орнамента использовался на всей территории волосовской культуры. Наиболее широко он представлен на сосудах Западного района, а менее всего – на керамике бассейна Средней Оки. Гладкий элемент орнамента чаще применяли гончары Средней и Нижней Оки и Западного района. Рамчатый штамп преобладал на сосудах Москвоско-Клязьминского междуречья и Восточного района. Отпечатки веревочного штампа массово использовались только гончарами бассейна Средней Оки. На всей территории культуры широко практиковалось частичное декорирование сосудов, когда отдельные участки поверхности оставались свободными от орнамента. Эта традиция была более всего распространена в бассейне Нижней и Средней Оки, а также в Восточном и Центральном районах.
Мотивы. Простые мотивы из элементов по своим локальным особенностям близки к элементам орнамента, а простые мотивы из узоров чаще всего использовали гончары бассейна Нижней и Средней Оки. Выявлено 28 вариантов сложных объединяющихся мотивов. На керамике памятников Нижней и Средней Оки и Восточного района они были наиболее разнообразны. Сложные пересекающиеся мотивы представлены только 10 вариантами, и использовались гончарами волосовской культуры достаточно редко. Разные виды поверхности волосовских сосудов по-разному украшались орнаментом. Декорирование внутренней поверхности было наиболее широко распространено в Центральном и Западном районах, Московско-Клязьминском междуречье и на Нижней Оке и реже в двух других районах. Волосовские гончары очень часто украшали орнаментом торец венчика, что отчасти было связано с его специфической утолщенной формой. Наиболее широко эта традиция была распространена в Центральном районе и Московско-Клязьминском междуречье, несколько реже она применялась гончарами других районов. Верхний край внешней поверхности сосудов чаще всего декорировался на сосудах бассейна Нижней и Средней Оки и Московско-Клязьминского междуречья, несколько реже это делалось в Центральном и Западном районах и еще реже в Восточном районе.
Образы. Двойные орнаментальные образы представлены на волосовской керамике 68 вариантами простых, 58 вариантами сложных объединяющихся и 14 вариантами сложных пересекающихся образов орнамента. Сложные образы наиболее разнообразны на волосовских сосудах из бассейна Нижней и Средней Оки и несколько менее разнообразны на сосудах из Восточного района. В количественном отношении простые образы на сосудах везде преобладают над сложными. Последние наиболее широко использовались гончарами Восточного района и реже всего гончарами Западного района и Московско-Клязьминского междуречья. Также во всех районах образы из объединяющихся мотивов значительно преобладали над образами из пересекающихся мотивов, которые чаще использовались гончарами бассейна Нижней Оки. На Нижней и Средней Оке, в Московско-Клязьминском междуречье и Западном районе волосовские гончары предпочитали украшать сосуды симметричными орнаментальными образами. В Восточном и Центральном районах примерно в равной степени были распространены как симметричны, так и асимметричные образы, с некоторым преобладанием последних.
Композиции. Здесь следует отметить, что из-за состояния источников судить о структуре орнаментальной композиции в нижней части сосудов пока сложно. Поэтому приводимые ниже данные, как правило, характеризуют состав и структуру верхней и средней части композиции орнамента на волосовских сосудах разных районов Центра Русской равнины.
На Нижней Оке композиции орнамента начинались чаще всего с гребенчатого мотива, идущего по верхнему краю внешней поверхности. Вдвое реже здесь располагались мотив из гладких отпечатков или зона без орнамента. Гребенчатые мотивы были преобладающими во всей верхней части композиции. Далее они продолжали оставаться доминирующими, ритмично чередуясь с отпечатками гладкого или рамчатого штампов или с зонами без орнамента.
В районе Средней Оки композиции орнамента на волосовских сосудах были более разнообразны. Они могли начинаться с веревочного, гребенчатого, ямчатого, сложного мотива или зоны без орнамента. На втором месте в композиции часто помещался мотив из отпечатков гладкого штампа, а далее располагались обычно те же мотивы, какие начинали композицию. В средней части композиции чаще других наносились гребенчатый, гладкий или ямчатый мотивы и неорнаментированные зоны. В нижней части композиции явно доминировали гребенчатые мотивы. Придонная и донная часть композиции, как правило, включала гребенчатый или гладкий мотивы. Особенностью традиций этого района было практическое отсутствие на сосудах ритмических композиций орнамента.
В районе междуречья Москвы и Клязьмы композиции обычно начинались с гребенчатого или рамчатого мотивов. Эти же мотивы  доминировали во всей верхней части композиции, далее почти одинаково использовались ямчатый мотив и зона без орнамента, а в нижней части композиции, скорее всего, преобладали мотивы из ямчатых отпечатков.
В Восточном районе в самой верхней части композиции гончары наносили либо гребенчатый мотив, либо оставляли зону без орнамента. Ниже широко использовался ямчатый и рамчатый мотивы.
На сосудах в Центральном районе в верхней и средней части композиции во всех случаях преобладало использование различных гребенчатых мотивов, причем, доля этих мотивов возрастала по мере движения от верхней к нижней (донной) части сосуда. Можно также отметить достаточно частое использование в верхней части композиции рамчатого, а в средней части –ямочного мотива.
Заметную специфику строение орнаментальных композиций сосудов имело в Западном районе. Здесь в верхней и средней части композиции доминировали гребенчатый и гладкий мотивы или зона без орнамента. В средней части композиции иногда также оставлялись зоны, свободные от какого-либо орнамента.
Таким образом, следует подчеркнуть, что орнаментальные традиции в гончарстве волосовского населения имели достаточно заметные хронологические и локальные особенности. При этом, в отличие от композиций на сосудах других археологических культур, здесь композиции характеризовались очень слабой ритмичностью и явным доминированием гребенчатых мотивов орнамента.

Глава VII.
Группы населения с редкоямочной и
редкоямочной (тонкостенной) керамикой

В эпоху среднего и позднего неолита примерно со второй четверти IV до начала III тыс. до н.э., а в отдельных районах Центра Русской равнины – до конца III этого тысячелетия бытовали группы населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой. Сравнительный анализ орнаментальных традиций этих групп населения показал, что, несмотря на определенные различия, степень сходства между ними составляет свыше 80%, что значительно выше, чем между всеми другими группами населения. Это дает основание говорить о высокой культурной близости этих групп и рассматривать их совместно.
Общая характеристика орнамента. Элементы. По степени распространенности элементов орнамента редкоямочная керамика целиком оправдывает свое название. Наиболее широко для декорирования использовался ямочный элемент орнамента, который сочетался со значительными неорнаментированными участками на поверхности сосуда. Очень редко применялись гребенчатый и ямчатый элементы орнамента. Состав элементов орнамента на редкоямочной (тонкостенной) керамике разнообразнее. Здесь наиболее массовыми были ямчатый, гребенчатый, ямочный и реже гладкий элементы, но, как и в предыдущем случае, чаще всего на поверхности сосудов встречаются участки без орнамента.
Мотивы. Соотношение простых мотивов из элементов орнамента на редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамике повторяет почти полностью соотношение самих элементов орнамента. Помимо этого встречаются также простые мотивы, составленные из орнаментальных узоров. На редкоямочной керамике преимущественно использовались мотивы из ямочных, а на редкоямочной (тонкостенной) керамике – мотивы из ямчатых узоров. Сложные мотивы на редкоямочной керамике представлены 16 вариантами, а на редкоямочной (тонкостенной) только 7 вариантами. В обоих случаях наиболее массовым был мотив из ямочных узоров и участков без орнамента. Очень близки традиции декорирования обоих видов керамики и по особенностям украшения разных видов поверхности сосудов. Примерно пятая часть сосудов имела орнамент на внутренней поверхности, 2/3 были украшены орнаментом по торцу венчика, а чуть меньше половины сосудов по верхнему краю внешней поверхности. Оба вида керамики в наибольшей степени различает состав орнамента на торце венчика и на верхнем крае внешней поверхности. У редкоямочных сосудов на торце венчика примерно в равной степени присутствуют мотивы из гребенчатых и гладких отпечатков, а у редкоямочных (тонкостенных) – преимущественно мотивы из гладких и, вдвое реже, из гребенчатых или веревочных отпечатков. Внешний край поверхности у первых чаще украшался ямочными, а у вторых как ямочными, так и ямчатыми вдавлениями.
Образы. На керамике обеих культурных групп были доминирующими простые образы, причем, среди простых преобладали симметричные, а среди сложных – асимметричные образы орнамента. На редкоямочных сосудах простые образы орнамента представлены 30, а сложные – 44 вариантами. Среди простых наиболее массовым был образ, состоящий из ямочного мотива и неорнаментированной зоны, а среди сложных – образ из ямочного мотива и сложного мотива из ямочного узора, чередующегося с участками без орнамента. На редкоямочных (тонкостенных) сосудах выявлено 17 вариантов простых и 15 вариантов сложных образов. Из простых одинаково массовыми были два образа – из ямочного мотива и зоны без орнамента и из ямчатого мотива и также зоны без орнамента. По редкоямочным сосудам выявлено 30 вариантов симметричных и 71 вариант асимметричных образов. Наиболее широко был распространен образ из двух ямочных мотивов, разделенных зоной без орнамента, и образ из ямочного и ямчатого мотивов по краям и зоны без орнамента между ними. Эти же орнаментальные образы были самыми массовыми и на редкоямочных (тонкостенных) сосудах, где всего зафиксировано 10 вариантов симметричных и 20 вариантов асимметричных образов. 
Композиции. На редкоямочных сосудах композиции орнамента в половине случаев начинаются с неорнаментированной зоны по внешнему краю сосуда. Далее вся композиция преимущественно строится из чередующихся простых ямочных мотивов и зон без орнамента. Сложные мотивы на редкоямочных сосудах чаще наносились в верхней и придонной части.
На редкоямочных (тонкостенных) сосудах композиция также обычно начиналась с неорнаментированной зоны. Далее шло четко выраженное чередование ямчатых мотивов и зон без орнамента. Нанесение сложных мотивов также прослежено в верхней части композиции.
Таким образом, близость традиций этих двух групп населения проявляется на всех уровнях орнаментальной стилистики.
Периодизация памятников. В развитии групп населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой выделено по два периода. Судя по имеющимся данным, основное время эти группы сосуществуют друг с другом, но история носителей традиций редкоямочной (тонкостенной) керамики начинается несколько раньше и завершается позднее, чем история носителей традиций редкоямочной керамики. В целом группа населения с редкоямочной (тонкостенной) керамикой является более ранней, чем с редкоямочной керамикой. Так, из числа изученных 20 поселений первой группы к раннему периоду относятся 15, а к позднему 5 поселений. Что касается второй группы, то здесь из 41 поселения к раннему периоду относятся только 9, а к позднему – 32. Поселения группы с редкоямочной (тонкостенной) керамикой раннего периода преобладают во всех районах Центра Русской равнины, кроме, Центрального и Северного, где встречаются, прежде всего, поселения позднего периода. Близкая ситуация зафиксирована и для носителей группы с редкоямочной керамикой. Ранние ее поселения преобладают на Нижней Оке и в Восточном районе, а более поздние на Средней Оке, в Московско-Клязьминском междуречье, Центральном и Северном районах. Это заставляет предполагать постепенное продвижение населения обеих культурных групп с востока на запад. 
Хронология орнамента. Элементы. На редкоямочной керамике I периода наиболее часто использовались ямочный и реже ямчатый элементы орнамента, но особенно широко было распространено сохранение на поверхности сосудов неорнаментированных участков. Вo II период доминирующими становятся ямочный элемент и участки без орнамента, а также получает заметное распространение гребенчатый орнамент. На редкоямочной (тонкостенной) керамике I периода доминируют только ямчатый элемент орнамента и традиция сохранение неорнаментированных участков. Вo II период ямчатый элемент сменяется ямочным, который становится ведущим, и сохраняется традиция частичного декорирования поверхности сосуда. Помимо этого в украшении сосуда получают распространение отпечатки гребенчатых и гладких штампов.
Мотивы. Простые мотивы из элементов орнамента на сосудах обеих культурных групп практически полностью повторяют особенности распространения во времени самих элементов. Различия проявляются в простых мотивах, составленных из орнаментальных узоров, которые на редкоямочной керамике получили распространение только вo II период, а на редкоямочной (тонкостенной) посуде, напротив, только в I период. На редкоямочной керамике зафиксировано 15 вариантов сложных мотивов, а на редкоямочной (тонкостенной) – 9 вариантов. Однако массовыми на редкоямочной керамике были только мотив из двух ямочных узоров (особенно в I период) и мотив из ямочного узора и участков без орнамента (преимущественно во II период). На редкоямочной (тонкостенной) керамике I периода наиболее массовыми были мотивы из ямочного или из ямчатого узора и участков без орнамента, а во II период – только мотив из ямочного узора и неорнаментированных участков. Традиции декорирования разных видов поверхности сосудов имели некоторые особенности в различные периоды времени. Так, на редкоямочной керамике в I период внутренняя поверхность сосудов украшалась в три раза чаще, чем во II, а традиция украшения торца венчика и края внешней поверхности сосудов оставалась неизменной. Несколько иная картина фиксируется по редкоямочным (тонкостенным) сосудам. В I период внутренняя их поверхность украшалась редко, особенно часто орнамент наносился по торцу венчика и несколько реже – по внешнему краю сосуда. Во II период более широкое распространение получила традиция украшения орнаментом внутренней поверхности сосуда, резко сократилось декорирование торца венчика и почти в два раза чаще орнамент стал наноситься по краю сосуда с внешней стороны.
Образы. Простые орнаментальные образы на редкоямочной керамике представлены 30 вариантами, а на редкоямочной (тонкостенной) – 14 вариантами. В I период господствующим был образ, состоящий из ямочного мотива и зоны без орнамента, а во II период к этому образу, доля которого несколько снизилась, добавился близкий образ из ямчатого мотива и также зоны без орнамента. Эти же образы орнамента были массовыми на протяжении всей истории населения группы с редкоямочной (тонкостенной) керамикой, причем, доля первого образа во времени возрастала, а доля второго, напротив, сокращалась. Аналогичным было соотношение сложных орнаментальных образов: на редкоямочной керамике их выявлено 44, а на редкоямочной (тонкостенной) только 15 вариантов. Наибольшим разнообразием состав таких образов отличался во II период развития группы с редкоямочной керамикой и в I период развития группы с редкоямочной (тонкостенной) керамикой. На редкоямочной керамике I периода выявлено 5 вариантов симметричных и 6 вариантов асимметричных образов орнамента. В следующий период число симметричных образов возрастает до 27, а асимметричных – до 66 вариантов. Совершенно иная тенденция выявлена для группы с редкоямочной (тонкостенной) керамикой: 9 вариантов симметричных образов использовалось в I период и 5 вариантов – во II, а асимметричных образов – 15 в I период и также 5 во II период.
В обеих группах населения на протяжении всей их истории абсолютно доминировали простые орнаментальные образы. Среди простых тройных образов значительно преобладали симметричные образы орнамента, доля которых во времени немного возрастала. Совершенно иная картина наблюдается в традициях создания сложных тройных образов. Здесь заметно преобладали асимметричные образы, доля которых во времени у обеих групп населения постепенно уменьшалась.
Композиции. Некоторые хронологические особенности в организации композиций орнамента выявлены у населения обеих культурных групп. Так, в I период композиции редкоямочных сосудов обычно начинались с неорнаментированной зоны, идущей по верхнему краю внешней поверхности, за ней чаще всего следовал какой-нибудь сложный мотив, затем обычно наносился мотив из ямочных вдавлений и реже сложный мотив, а далее ямочный мотив чередовался либо с зоной без орнамента, либо реже с каким-нибудь иным мотивом. Во II период структура композиции приобрела значительно большую стабильность. Она также начиналась с неорнаментированной зоны, за которой обычно следовал ямочный или реже сложный мотив, а ниже ямочный мотив, как правило, чередовался с зоной без орнамента, хотя иногда в нижней части композиции наносились и сложные мотивы орнамента.
На редкоямочных (тонкостенных) сосудах I периода композиция также начиналась с неорнаментированной зоны или реже с ямчатого мотива, который ниже становится доминирующим, чередуясь с зоной без орнамента. Реже место ямчатого мотива занимал один из сложных мотивов. Во II период композиция, вероятно, могла начинаться с разных мотивов (ямочного или гладкого), затем часто оставлялась неорнаментированная зона или наносился ямчатый мотив, который ниже сменялся ямочным мотивом орнамента. В нижней (придонной и донной) части композиции зафиксировано чередование ямочного или ямчатого мотива с зоной без орнамента.
Таким образом, изученные материалы позволяют говорить о заметных хронологических особенностях в орнаментальных традициях групп населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой.
Локальные особенности орнамента. Элементы. На уровне элементов локальные особенности орнамента редкоямочной керамики проявляются очень слабо. Во всех районах доминирует использование на сосудах ямочных вдавлений и участков без орнамента. Следует однако подчеркнуть, что в одних районах (Нижняя и Средняя Ока, Московско-Клязьминское междуречье и Центральный район) доля тех и других очень близка, а в Восточном и Северном районах ямочный элемент орнамента наносился реже, а многие участки поверхности сосуда оставались без орнамента. Более заметны локальные особенности орнамента на редкоямочной (тонкостенной) керамике. В бассейне Нижней и Средней Оки, Московско-Клязьминском междуречье и Восточном районе наиболее широко использовались ямчатый мотив в сочетании с неорнаментированными участками, причем, на Нижней Оке и в Восточном районе доля последних преобладала. В Центральном районе вместо ямчатого применялся ямочный элемент орнамента, который можно встретить столь же часто, как и участки без орнамента.
Мотивы. Простые мотивы из элементов орнамента на керамике обеих культурных групп имели те же локальные особенности, что и сами элементы. Простые мотивы из ямочных узоров на редкоямочной керамике более всего были распространены в Московско-Клязминском междуречье и немного меньше в Центральном районе. Выявлено 15 вариантов сложных мотивов, которые были наиболее разнообразны в Центральном и Северном районах. Мотив из двух ямочных узоров чаще всего использовали гончары бассейна Средней Оки, Московско-Клязьминского междуречья и Восточного района, а мотив из ямочного узора и участков без орнамента был массовым во всех районах, кроме бассейна Нижней Оки.
На редкоямочной (тонкостенной) керамике простые мотивы из узоров орнамента зафиксированы на Нижней и Средней Оке и в Восточном районе. Выявлено только 7 вариантов сложных мотивов, которые особенно широко использовались в трех районах Центра Русской равнины. На Нижней Оке массовыми были два сложных мотива (из ямчатого узора и участков без орнамента и из двух разных ямочных узоров). В Восточном районе – три массовых сложных мотива (из ямочного узора и участков без орнамента, из двух разных ямчатых узоров и из ямчатого узора и также участков, свободных от орнамента). В Центральном районе – два сложных массовых мотива (из ямочного узора и участков без орнамента и из двух ямочных узоров).
В разных частях региона сосуды отличались по степени декорированности разных видов их поверхности. Так, внутренняя часть редкоямочных сосудов чаще всего украшалась в бассейне Нижней Оки, торец венчика – на Средней Оке и в Московско-Клязьминском междуречье, реже – в Восточном и Центральном районах. Внешний край сосудов очень часто декорировался гончарами Нижней и Средней Оки и реже – гончарами междуречья Москвы и Клязьмы и Северного района. Весьма редко эта часть поверхности украшалась гончарами Восточного района.
Внутренняя поверхность редкоямочных (тонкостенных)  сосудов чаще всего имела орнамент в Восточном районе, торец венчика во всех случаях украшался в бассейне Нижней и Средней Оки,  а верхний край внешней поверхности декорировался, как правило, гончарами Центрального района.
Образы. На редкоямочных сосудах выявлено 30 вариантов простых орнаментальных образов, наиболее разнообразных в Центральном районе. Господствующим везде был образ, состоящий из ямочного мотива и зоны без орнамента, но особенно он был распространен у гончаров Восточного, Центрального и Северного районов. Сложных образов на этой керамике выявлено 44 варианта и наиболее разнообразны они также были в Центральном районе. Во всех районах, кроме бассейна Нижней Оки, массовым был образ, состоящий из ямочного мотива и мотива из ямочного узора и участков без орнамента. Образ из ямочного мотива и сложного мотива из двух чередующихся ямочных узоров предпочитали также гончары Средней Оки и Восточного района. Симметричные орнаментальные образы на редкоямочной керамике представлены 30 вариантами, 25 из которых выявлено по материалам Центрального района, а асимметричные образы – 71 вариантом, из которых 56 отмечено в этом же районе.
На редкоямочной (тонкостенной) керамике и простые, и сложные орнаментальные образы были менее разнообразны (соответственно, 15 и 17 вариантов). Во всех районах, кроме Северного, широко использовался образ из ямчатого мотива и зоны без орнамента, а в Восточном и особенно Центральном районах – образ из ямочного мотива и также зоны без орнамента. Сложные орнаментальные образы чаще использовались гончарами Восточного и Центрального районов. Симметричные и асимметричные орнаментальные образы на редкоямочной (тонкостенной) керамике встречаются достаточно редко (соответствено, 10 и 20 вариантов). Первые были более разнообразны у населения Нижней Оки, Восточного и Центрального районов, вторые – у населения Московско-Клязьминского междуречья и Восточного района.
Композиции. В бассейне Нижней Оки композиции орнамента чаще всего начинались с ямочного мотива, идущего по внешнему краю сосуда, и реже с зоны без орнамента. Далее фиксируется последовательное чередование ямочного мотива и неорнаментированной зоны или сложного мотива. На сосудах бассейна Средней Оки композиции, напротив, чаще начинались с гребенчатого или реже ямочного мотивов. Последний обычно значительно доминировал на втором месте в композиции, далее следовал сложный мотив, затем вновь ямочный, который ниже обычно чередовался с зонами без орнамента. На керамике  Московско-Клязьминского междуречья композиция чаще начиналась с зоны свободной от орнамента, за которой следовал обычно ямочный мотив. В остальной части композиции эти мотивы, как правило, чередовались.  Близкая картина выявляется по керамике Восточного района, только здесь традиция начинать композицию с зоны без орнамента была доминирующей, а далее шло очень четкое ритмичное ее чередование с ямочным мотивом. В Центральном районе гончары также предпочитали оставлять верхний край сосуда без орнамента, на втором месте в композиции доминировал ямочный мотив, который сменялся либо сложным мотивом, либо вновь зоной без орнамента, далее в композиции такие зоны последовательно чередовались с ямочными мотивами орнамента. Сложные мотивы здесь чаще использовались или в верхней части композиции или для украшения придонного участка. На редкоямочных сосудах Северного района композиция также обычно начиналась с зоны без орнамента, а в дальнейшем шло более или менее ритмичное чередование этой зоны и ямочного мотива орнамента.
Что касается редкоямочной (тонкостенной) керамики, то на Нижней Оке композиции сосудов, как правило, начинались с ямчатого мотива, на втором месте часто наносился какой-либо сложный мотив или оставалась свободная зона, которая далее, скорее всего, последовательно чередовалась с ямчатым мотивом. На Средней Оке, в Московско-Клязьминском междуречье, Восточном и Центральном районах доминировала традиция начинать композицию орнамента на сосуде с зоны без орнамента, которая была наиболее сильно распространена у гончаров Восточного района. Далее чаще наносился ямчатый мотив и реже использовались сложные мотивы орнамента. В средней и нижней части композиции на сосуда разных районов, как правило, чередовались ямчатый мотив и неорнаментированные зоны.
Сравнительный анализ традиций у групп населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой на всех уровнях орнаментальной стилистики подтвердил их высокую культурную и, скорее всего, генетическую близость. Выявленные хронологические и локальные различия связаны с теми конкретно-историческими процессами, в которых эти группы принимали участие, и, прежде всего, с контактами с другими группами неолитического населения Центра Русской равнины.

Глава VIII.
Общая периодизация неолита Центра Русской равнины

Создание такой периодизации базируется на количественном подходе к изучению стратиграфии керамики многослойных памятников, количественном анализе орнаментальных традиций в гончарстве древнего населения и результатах разработки специальной шкалы абсолютного датирования древних поселений. Для этого автором привлечены 108 наиболее надежных радиоуглеродных дат, полученных разными лабораториями на памятниках, материалы которых используются в работе.
В результате обобщения всех этих данных в истории неолита и энеолита Центра Русской равнины выделено 11 этапов этнокультурного развития населения:
I этап (последняя четверть VI тыс. до н.э.). Этот этап охватывает первые полтора периода истории волго-окской культуры, когда шло ее формирование, а ее носители бытовали относительно обособленно от других неолитических культур.
II этап (первая половина V тыс. до н.э.). В это время в Центре Русской равнины появляются носители верхневолжской культуры, которые постепенно ассимилируют местное волго-окское население. Этот процесс завершается примерно к середине II периода истории верхневолжской культуры.
III этап (третья четверть V тыс. до н.э.). Вторую половину II периода своей истории население верхневолжской культуры бытовало относительно обособленно вплоть до появления здесь племен культуры с ямочно-гребенчатой керамикой.
IV этап (последняя четверть V тыс. до н.э.). В заключительный период развития верхневолжской культуры и I период истории культуры с ямочно-гребенчатой керамикой то и другое население сосуществовало и активно контактировало друг с другом. Это продолжалось до того момента, пока носители верхневолжской культуры не были частично вытеснены, а частично ассимилированы пришлым населением.
V этап (конец V – первая четверть IV тыс. до н.э.). В течение II периода развития племена культуры с ямочно-гребенчатой керамикой бытовали в Центре Русской равнины вполне обособленно.
VI этап (вторая четверть IV тыс. до н.э.). В самом конце II периода истории населения культуры с ямочно-гребенчатой керамикой на исследуемой территории появляются носители редкоямочной (тонкостенной) керамики, которые вступают с этим населением в культурные контакты.
VII этап (третья четверть IV тыс. до н.э.). В результате этих контактов от группы с редкоямочной (тонкостенной) керамикой отделилась часть населения, делавшая тоже редкоямочную, но более толстостенную керамику с примесью крупной дресвы. Эту традицию они заимствовали от носителей культуры с ямочно-гребенчатой керамикой. На протяжении всего данного этапа население трех этих культурных групп сосуществовало друг с другом в Центре Русской равнины.
VIII этап (последняя четверть IV – начало III тыс. до н.э.).  На этом этапе культурный состав населения Центра Русской равнины был наиболее пестрым. В это время здесь появились племена пришлой волосовской культуры, которые активно контактировали с носителями культуры с ямочно-гребенчатой керамикой и группы с редкоямочной (тонкостенной) керамикой, что нашло яркое отражение в широком распространении смешанных орнаментальных традиций. Группа населения с редкоямочной керамикой в конце этого этапа была ассимилирована племенами культуры с ямочно-гребенчатой керамикой.
IX этап (начало – середина III тыс. до н.э.).  В это время на исследуемой территории завершается бытование носителей культуры с ямочно-гребенчатой керамикой и широко распространяются племена волосовской культуры, которые, вероятно, еще в начале III тыс. до н.э. почти полностью ассимилировали носителей редкоямочной (тонкостенной) керамики, хотя отдельные их поселения продолжали существовать в течение всего этого этапа.
X этап (третья четверть III тыс. до н.э.). В это время практически вся территория Центра Русской равнины была занята племенами волосовской культуры, и только в северо-западной ее части носители редкоямочной (тонкостенной) керамики бытовали вплоть до конца II периода волосовской культуры (то есть почти до конца III тыс. до н.э.).
XI этап (последняя четверть III – первая четверть II тыс. до н.э.). В течение этого времени, волосовская культура развивалась уже в контакте с другими энеолитическими культурами и культурами эпохи бронзы, которые не рассматриваются в данной работе.
Сосуществование носителей разных культур на одной территории является потенциальным условием возникновения между ними культурных контактов и процессов смешения, в результате которых у населения формировались более близкие орнаментальные традиции. В ряде случаев после возникновения таких контактов сходные черты в орнаменте возникают не сразу, а постепенно, по прошествии определенного времени.
Носители волго-окской культуры (второй половины II, III и IV периодов) сосуществовали с племенами верхневолжской  (I и части II периодов) культуры. В это время сходство их орнаментальных традиций в 1,5 раза выше, чем в остальные периоды.
Племена верхневолжской культуры (III периода) сосуществовали с носителями культуры с ямочно-гребенчатой керамикой (I периода), и именно в это время у них сложились в 2 раза более близкие орнаментальные традиции.
Носители культуры с ямочно-гребенчатой керамикой (частично III, IV и V периодов) сосуществовали с группами населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой (I и II периодов). Здесь картина оказывается менее четкой: наиболее близкие (более чем в 2 раза) орнаментальные традиции выявлены для III и IV периодов истории культуры с ямочно-гребенчатой керамикой и II периода истории групп населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой.
Население культуры с ямочно-гребенчатой керамикой (V-IX периодов) сосуществовало с населением волосовской культуры (I и части II периодов). В данном случае обнаруживается пока еще не до конца понятная ситуация, когда в 2 раза более близкие орнаментальные традиции фиксируются для III и IV периодов культуры с ямочно-гребенчатой керамикой и III периода волосовской культуры.
Орнаментальные традиции почти полностью сосуществовавших групп населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой были наиболее близки (в 2 раза) друг другу именно в поздние периоды их истории.
Группы населения с редкоямочной и редкоямочной (тонкостенной) керамикой (II периода) сосуществовали с племенами волосовской культуры (I периода). В данном случае значительно более близкие (в 2,5 – 3 раза) культурные традиции в орнаментации керамики оформились у населения волосовской культуры только к позднему (III) периоду.
Таким образом, в результате интенсивных культурных контактов и разнообразных процессов смешения населения именно в периоды сосуществования культур или несколько позднее происходило сложение значительно более близких орнаментальных традиций. Отсюда следует, что разные пути исследования, включавшие специальный анализ орнаментальных традиций, изучение культурной стратиграфии поселений и данных радиоуглеродного датирования,  позволили во всех случаях прийти к очень близким результатам, а выявленные особенности истории древнего населения Центра Русской равнины без сомнения отражают сложность и многообразие этнокультурных процессов, шедших на этой территории в эпоху неолита и энеолита.

Заключение

В Заключении подводятся общие итоги проделанной работы и намечаются дальнейшие перспективы изучения культурной и этнокульной истории региона. Первое в археологической науке широкомасштабное исследование традиций орнаментации неолитической керамики населения Центра Русской равнины, проведенное с теоретико-методологических позиций историко-культурного подхода, убедительно свидетельствует о большой исторической информативности древних орнаментов, которая обусловливает не только широкие возможности, но и объективную необходимость использования этого источника для создания периодизаций древних культур как европейской части России, так и других территорий. Предложенный в работе оригинальный комплекс методических средств построения периодизации позволил разработать и детально обосновать принципиально новую картину истории этнокультурного развития неолитического и энеолитического населения значительного региона лесной зоны Восточной Европы, убедительно продемонстрировать пришлый характер носителей большинства археологических культур этого региона, которые не просто сменяли друг друга, как считалось ранее, но в течение длительных периодов времени сосуществовали и активно контактировали друг с другом, что вело к обогащению и развитию их орнаментальных традиций в сфере гончарства.
Важно подчеркнуть, что изложенная в работе целостная система методов построения периодизации культур и полученные с ее помощью исторические выводы обладают свойством строгой выводимости из исходных данных и на всех этапах исследования допускают детальную проверку.

Основные публикации по теме диссертации:

Монографии:
1. Цетлин Ю.Б. Периодизация неолита Верхнего Поволжья. Методические проблемы / Ю.Б. Цетлин. - М.: ИА АН СССР. 1991. - 195 с.
2. Цетлин Ю.Б. Актуальные проблемы изучения древнего гончарства (коллективная монография) / А.А. Бобринский, Ю.Б. Цетлин, С.Ю. Внуков, И.Г. Глушков и др. - Самара: СамГПУ. 1999. - 233 с.
Статьи:
3. Цетлин Ю.Б. Некоторые особенности технологии гончарного производства в бассейне Верхней Волги в эпоху неолита / Ю.Б. Цетлин // Советская археология. – 1980. - № 4. - С. 9-15. 
4. Цетлин Ю.Б. Неолитическая керамика стоянки Ивановское VII / Ю.Б. Цетлин // Краткие сообщения Института археологии. № 169. - М.: Наука. 1982. - С. 7-13.
5. Цетлин Ю.Б. Опыт изучения демографии населения эпохи неолита (по данным технологического изучения керамики) / Ю.Б. Цетлин // Естественные науки и археология в изучении древних производств. - М.: Наука. 1982. - С. 107-114.
6. Цетлин Ю.Б. О методе периодизации древней керамики / Ю.Б. Цетлин // Проблемы эпохи неолита лесной и лесостепной зоны Восточной Европы / Тез. докл. обл. конф. - Оренбург: Гос.пединститут. 1986. - С. 48-50.
7. Цетлин Ю.Б. Неолитическая эпоха в Верхнем Поволжье (К проблеме периодизации и хронологии культур) / Ю.Б. Цетлин // Задачи Советской археологии в свете решений XXVII съезда КПСС. / Тез. докл. Всесоюзной конф. - М.: Наука. 1987. - С. 267-269.
8. Цетлин Ю.Б. О реконструкции археологической стратиграфии памятников эпохи неолита / Ю.Б. Цетлин // Советская археология. – 1988. - № 1. - С. 5-16.
9. Цетлин Ю.Б. К проблеме неравномерности этнокультурного развития Верхнего Поволжья в эпоху неолита / Ю.Б. Цетлин // Познание исторического процесса в археологии. - М.: ИА АН СССР. 1988. - С. 57-73.
10. Цетлин Ю.Б. К проблеме сосуществования неолитических культур Верхнего Поволжья / Ю.Б. Цетлин // Проблемы изучения археологической керамики. - Куйбышев: Гос. пединститут. 1988. - С. 45-62.
11. Цетлин Ю.Б. Периодизация культур неолита и энеолита Верхнего Поволжья по данным морфологического и стратиграфического изучения керамики (проблемы методики): автореф. канд. дис. … ист. наук. 07.00.06 / Ю.Б. Цетлин. - М.: ИА АН СССР. 1988. - 26 с.
12. Цетлин Ю.Б. К проблеме периодизации и хронологии археологических культур (по керамическим материалам) / Ю.Б. Цетлин //  Керамика как исторический источник. - Новосибирск: Наука. 1989. - С. 70-92.
13. Цетлин Ю.Б. В.А. Городцов и основные направления современного изучения керамики / Ю.Б. Цетлин // Проблемы изучения древних культур Евразии. - М.: Наука. 1991. - С. 112-123.
14. Цетлин Ю.Б. Экспериментальное изучение древнего гончарства / И.Н. Васильева, Н.П. Салугина, Ю.Б. Цетлин // Природа. – 1993. - № 12. - С. 46-48.
15. Цетлин Ю.Б. Периодизация древнего этнокультурного процесса по данным изучения керамики (методические проблемы) / Ю.Б. Цетлин // Тез. докл. межд. конф. по применению методов естественных наук в археологии. - СПб.: ПМЛ СПГУ.1994. - С. 150-152.
16. Цетлин Ю.Б. Проблемы научного эксперимента в изучении древнего гончарства / Ю.Б. Цетлин // Российская археология. – 1995. - № 2. - С. 59-68.
17. Цетлин Ю.Б. Этнокультурные процессы в пограничье разных природных зон (в связи с выходом книги А.С. Смирнова "Неолит Верхней и Средней Десны", М.: АН СССР. 1991. 144 с. Рец. на кн. / Ю.Б. Цетлин // Российская археология. – 1995. - № 1. - С. 224-227.
18. Цетлин Ю.Б. Общие принципы декорирования древней глиняной посуды (к постановке проблемы) / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 2. - Тверь: ТГОМ. 1996. - С. 39–49.
19. Цетлин Ю.Б. Периодизация истории населения Верхнего Поволжья в эпоху раннего неолита (по данным изучения керамики) / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 2. - Тверь: ТГОМ. 1996. - С. 155-163. 
20. Tsetlin Y.B. Principles of Ancient Pottery Decoratin / Y.B. Tsetlin // Ceramic Technology and Production. Abstracts. - L.: British Museum. 1997. - P. 100.
21. Цетлин Ю.Б. Культурные контакты в древности (общая систематика и отражение их в культурных традициях гончаров) / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 3. - Тверь: ТГОМ. 1998. - С. 50-63.
22. Цетлин Ю.Б. О древнейших культурных традициях предметной изобразительной деятельности человека / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 3. - Тверь: ТГОМ. 1998. - С. 95-110.
23. Tsetlin Y.B. Scientific Approaches in The Study Of Ancient Ceramics / Y.B. Tsetlin // The Old Potter's Almanack. - 1999. -Vol. 7. - N. 3. - PP. 5-8.
24. Цетлин Ю.Б. Гончарство как система / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 4. - Тверь: ТГОМ. 2000. - С. 245-250.
25. Цетлин Ю.Б. Критерии отделения "орнамента" от "неорнамента" на глиняной посуде / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 4. - Тверь: ТГОМ. 2000. - С. 251-259.
26. Цетлин Ю.Б. Опыт разработки количественного подхода к изучению относительной хронологии неолитических культур Верхнего Поволжья (по керамическим материалам) / Ю.Б. Цетлин // Хронология неолита Восточной Европы. Тез. докл. междунар. конф., посвященной памяти д.и.н. Н.Н. Гуриной. - СПб.: ИИМК РАН. 2000. - С. 85-86.
27. Цетлин Ю.Б. Эволюция исследовательских подходов к изучению керамики в археологии / Ю.Б. Цетлин // Древние ремесленники Приуралья. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН. 2001. - С. 54-75.
28. Tsetlin Y.B. Organic Temper in Ancient Ceramics / Y.B. Tsetlin // Book of Abstracts. - Fribourg. - 2001. - P. 77.
29. Цетлин Ю.Б. Происхождение графических способов декорирования глиняной посуды (постановка проблемы) / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 5. - Тверь: ТГОМ. 2002. - С. 231-240.
30. Цетлин Ю.Б. Опыт разработки количественного подхода к изучению относительной хронологии неолитических культур Верхнего Поволжья / Ю.Б. Цетлин // Российская археология. - 2003. - № 4. - С. 36-45.
31. Tsetlin Y.B. Organic Temper in Ancient Ceramics. Ceramic in the Society / Y.B. Tsetlin // Proceedings of the 6th European Meetings on Ancient Ceramics. - Fribourg. - 2003. - PP. 289-310.
32. Tsetlin Y.B. Ceramics Culture: a Real System and a Source of Historical Information / Y.B. Tsetlin // 7th European Meeting on Ancient Ceramics. Book of Abstract. - Lisbon. - 2004. - P.78.
33. Цетлин Ю.Б. Предметная изобразительная деятельность древнего человека: ее природа и содержание / Ю.Б. Цетлин // Российская археология. - 2004. - № 2. - С. 87-95.
34. Цетлин Ю.Б. Локальные особенности периодизации культуры с ямочно-гребенчатой керамикой в Верхнем Поволжье (проблемы методики) / Ю.Б. Цетлин // Российская археология. – 2004. - № 4. - С. 8-23.
35. Tsetlin Y.B. Main Principles of Ancient Pottery Decoration / Y.B.Tsetlin // Rivista Di Archeologia. Diretta da Gustavo Traversari. - 2004. - Anno XXVIII. -   PP. 23-31.
36. Цетлин Ю.Б. Орнаментальные традиции в гончарстве носителей культуры с ямочно-гребенчатой керамикой в Верхнем Поволжье / Ю.Б. Цетлин // Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неолите Евразии (хронология неолита, особенности культур и неолитизация районов, взаимодействия неолитических культур в Восточной и Средней Европе). -    СПб.: ИИМК РАН. 2004. - С. 207-213.
37. Tsetlin Y.B. Ceramics Culture: a Real System and a Source of Historical Information / Y.B. Tsetlin // Understanding people through their pottery. Proceedings of the 7th European Meeting on Ancient Ceramics (EMAC'03). - Lisbon. - 2005. -  PP. 289-293.
38. Tsetlin Y.B. Modern Ceramic Problems / Y.B. Tsetlin // 8th European Meeting On Ancient Ceramics. Program and Abstracts. - Lyon. - 2005. - P. 49.
39. Цетлин Ю.Б. Современное состояние и некоторые задачи изучения древней керамики / Ю.Б. Цетлин // Российская археология. – 2005. - № 3. -       С. 69-75.
40. Tsetlin Y.B. The Origin of Graphic Modes of Pottery Decoration. Chapter 1 / Y.B. Tsetlin // Prehistoric Pottery: Some recent research. / BAR International Series 1509. -  2006. - PP. 1-10.
41. Цетлин Ю.Б. Культурные слои и относительная интенсивность жизни на поселениях в эпоху неолита / Ю.Б. Цетлин // Культурные слои археологических памятников. Теория, методы и практика исследований. - Материалы научной конференции. – М.: ИГ РАН, ИА РАН, НИА-Природа. 2006. – С. 299.
42. Цетлин Ю.Б. К разработке системы описания графического орнамента на керамике / Ю.Б. Цетлин // Тверской археологический сборник. - Вып. 6. -  Тверь: ТГОМ. 2006. - С. 316-327.

 

 

 

 
 

 

     
События
Публикации
Конференции
Новые книги
Personalia
In memoriam
     
 
     
 

 
 

Международная научная конференция «1917 год: российская археология на переломе эпох» 4-6 апреля 2017 г., ИА РАН

 
   
 
 
 

 
 

XVIII заседание научного семинара «Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья» 29–31 марта 

 
   
 
 
 

 
 

IV конференция молодых ученых «Новые материалы и методы археологического исследования. От археологических данных к историческим реконструкциям». ИА РАН, 28-30 марта 2017

 
   
 
 
     

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

 
     
 
     

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт археологии Российской академии наук, 2006 – 2017

117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19 Тел.: (499) 126-47-98, факс (499) 126-06-30

Создание сайта - Инфорос
     
На главную E-mail Добавить в избранное Карта сайта Оставить отзыв Версия для печати Отправить на e-mail Наверх