НАЙТИ
Расширенный поиск

ЛОГИН

  ПАРОЛЬ

Направления  
Программы и проекты  
Экспедиции  
Мероприятия  
Администрация  
Ученый совет  
Диссертационный совет  
Аспирантура  
Отдел полевых исследований  
Научные подразделения  
Научный архив  
Библиотека  
Издательство  
Монографии и сборники  
Публикации сотрудников  
Российская археология  
Краткие сообщения ИА РАН  
Археологические открытия  
Библиография  
Проведение историко-культурной экспертизы  
 
Проведение спасательных раскопок и наблюдений  
 
Проведение археологических разведок  
 
Образцы запросов для заказчиков  
Закупки по ФЗ-223  
Законодательство  
Учет  
Современное состояние  
 

Подразделения / Диссертационный совет / Автореферат И.А. Сапрыкиной

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ

на правах рукописи

Сапрыкина Ирина Анатольевна

ЮВЕЛИРНЫЕ УКРАШЕНИЯ ДЬЯКОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ

по материалам памятников бассейна Москвы-реки

Исторические науки:

Специальность 07.00.06 - археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва 2006

Работа выполнена в Отделе охранных раскопок

Института археологии РАН

Научные руководители: доктор исторических наук

Г.Е. Афанасьев

кандидат исторических наук

А.В. Энговатова

Официальные оппоненты: доктор исторических наук

А.Е. Леонтьев

кандидат исторических наук

С.В. Кузьминых

Ведущая организация: Московский государственный университет

Защита состоится 2 февраля 2007 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д002.007.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте археологии Российской академии наук по адресу: г.Москва, 117036, ул.Дмитрия Ульянова, 19, 4 этаж, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке
Института археологии РАН.

Автореферат разослан 29 декабря 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук

Е.Г. Дэвлет

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. История изучения дьяковской археологической культуры насчитывает уже более 100 лет. За это время был накоплен обширный и разнообразный материал, позволяющий исследователям изучать различные аспекты материальной и духовной жизни древнего населения Волго-Окского междуречья в середине I тыс. до н.э.  V-VI вв. н.э. Одной из таких категорий материала являются ювелирные украшения.

В последние 50 лет, в связи с масштабными раскопками городищ дьякова типа, общее число ювелирных украшений дьяковской культуры увеличилось до 2000 экз. Такая значительная по количеству и составу группа находок служит основой для разработки отдельных вопросов реконструкции экономического и социального уровня развития древнего общества, хронологии дьяковской культуры, направления контактов с другими территориями, и др.

Однако ювелирные украшения могут выступать и как самостоятельный источник в изучении металлообрабатывающего производства на памятниках дьяковской культуры. В таком контексте этот материал никогда не рассматривался исследователями. Получение необходимой информации для исследования этой темы возможно с применением естественно-научных методов. В результате комплексного исследования ювелирных украшений возможно выявить степень и динамику развития металлообрабатывающего производства на поселения дьяковской культуры, определить характер инноваций в этой сфере деятельности, получить дополнительную информацию для реконструкции основных направлений торговых и иных контактов.

Таким образом, комплексное исследование ювелирных украшений дьяковской культуры, основанное на применении специальных методов исследования, является одной из актуальных задач археологии лесной зоны Восточной Европы.

Хронологические рамки исследования определены серединой I тыс. до н.э.  V-VI вв. н.э., согласно датировке существования дьяковской культуры (Смирнов, 1994; Кренке, 1989).

Географические рамки охватывают ювелирные украшения, найденные на городищах, наиболее полно изученных и расположенных в среднем течении Москвы-реки: Троицкое, Щербинское, Дьяково, Боршева Московская и Настасьино. Все эти памятники относятся к москворецкой группе, которая традиционно рассматривается в качестве классической для дьяковской археологической культуры.

Цели и задачи исследования. Систематизация и обобщение данных, связанных с изготовлением изделий из цветных металлов на памятниках дьяковской культуры, - основная цель исследования. Для ее реализации необходимо: 1. установить способы изготовления украшений и проследить динамику их изменений с течением времени; 2. выявить особенности сырьевой базы дьяковских ювелиров и возможные источники поступления цветных металлов на протяжении изучаемого периода; 3. оценить на основе полученных данных уровень и динамику развития местной цветной металлообработки.

Методы исследования определяются поставленными задачами. В основу работы положен метод визуального анализа ювелирных украшений, микроструктурное (металлографическое) исследование и анализ химического состава металла украшений.

Визуальный анализ призван определить основные технические приемы и операции, применявшиеся для производства украшений (Рындина, 1971). С помощью этого метода реконструированы основные способы получения изделий в их последовательности, выявлены различные производственные традиции в изготовлении серий однотипных украшений. В сочетании с анализом стратиграфии и планиграфии находок из цветных металлов технологические наблюдения дают возможность отнести их к различным хронологическим группам и проследить их развитие во времени.

Для определения совокупности приемов изготовления украшений с учетом их последовательности и температур исполнения было проведено микроструктурное (металлографическое) исследование. Для выявления сырьевой базы дьяковской культуры был проведен анализ химического состава металла украшений. Значительный объем выборки дает возможность применения статистических методов исследования, что делает полученные результаты более надежными.

Источниковая база. Объектом исследования являются ювелирные украшения, найденные в слоях городищ Настасьино (145 экз.), Дьяково (110), Троицкое (118), Щербинское (98) и Боршева Московская (30). Материалы происходят из раскопок А.Ф. Дубынина, Х.И. Крис, Н.А. Кренке, А.В. Энговатовой. Коллекции хранятся в фондах Государственного Исторического музея, Музея истории и реконструкции Москвы.

Украшения являются конечным продуктом ювелирного производства, представляя собой яркий и ценный исторический источник. В исследованных материалах представлены практически все основные типы ювелирных украшений, найденных на территории дьяковской культуры, а также импортные украшения. Как дополнительный источник для реконструкции уровня цветной металлообработки привлекались находки инструментария.

Общие выводы основаны на результатах визуального анализа 501 украшения, проведенного автором. В ходе исследования привлекались также данные по хронологии украшений, основанные на их стратиграфии и данных радиоуглеродного датирования. Проводилось исследование планиграфии украшений и остатков производственных комплексов на городищах. В основу этой работы легли опубликованные и неопубликованные археологические материалы из архива Института археологии РАН, фонда ZАрхеологияi ГИМ и личного архива д.и.н. К.А. Смирнова.

Анализ химического состава цветного металла ювелирных украшений проводился в лаборатории естественно-научных методов Института археологии РАН (Е.Н. Черных, Т.Б. Барцева, 1970), лаборатории исторических технологий ИИМК РАН (анализы проведены А.Н. Егорьковым), в рентгено-спектральной лаборатории кафедры геохимии геологического факультета МГУ (аналитик  Р.А. Митоян).

Металлографические исследования осуществлены автором под руководством профессора Н.В. Рындиной в лаборатории структурного анализа кафедры археологии исторического факультета МГУ.

Научная новизна предлагаемого исследования состоит в том, что впервые были реконструированы отдельные стадии технологического процесса и сделана оценка уровня развития ювелирного производства на памятниках дьяковской культуры; выделены различные производственные традиции в складывании дьяковской металлообработки, прослежены их изменения во времени. Впервые была собрана и обработана база данных по химическому составу цветного металла украшений дьяковской культуры из 284 проб.

Практическая ценность работы заключается в возможности использования основных положений и выводов в обобщающих трудах по истории ювелирного дела Восточной Европы, в лекционных курсах вузов. Полученные данные по химическому составу металла могут войти составной частью в базу данных по металлу эпохи раннего железного века на территории Восточной Европы и служить материалом для сравнительных исследований.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертация опубликованы в 8 печатных работах. Отдельные разделы обсуждались на семинарах кафедры археологии исторического факультета МГУ ZИстория древних производствi, на заседаниях Отдела скифо-сарматской археологии ИА РАН, Отдела охранных раскопок ИА РАН, Отдела славяно-финской археологии ИИМК РАН. По теме диссертации сделаны доклады: на семинаре ZТверская земля и сопредельные территории в древностиi (Тверь, 2000), на конференции, посвященной 100-летию В.А. Городцова (Москва, 2004), на V Крупновских чтениях (Москва, 2003), на конференциях, проводившихся в ИА РАН. Обобщающий доклад по итогам исследования был сделан на международной конференции Британского историко-металлургического общества (Лондон, 2005).

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, шести глав, заключения, списка использованной литературы и архивных данных, а также приложения, содержащего базу данных химического состава цветного металла, таблицы, графики, рисунки.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цели и задачи исследования, очерчиваются территориальные и хронологические рамки, обосновывается структура диссертации.Глава I. История изучения ювелирных украшений дьяковской археологической культуры. Глава представляет собой историографический очерк, посвященный истории исследования ювелирных украшений дьяковской культуры, изготовленных из цветного металла.

В публикациях, посвященных этому вопросу, можно выделить два направления: первое связано с традиционными археологическими методами изучения, второе основано на применении естественнонаучных методов.

В рамках первого направления выполнено научное описание материала, его систематизация, поиск аналогий, определены хронологические рамки существования отдельных типов украшений дьяковской культуры. Его развитие связано с работами В.И. Сизова (1903; 1905), Ю.Н. Гендуне (1906), В.А. Городцова (1926, 1933), П.Н. Третьякова (1941), Е.И. Горюновой (1961), А.Ф. Дубынина (1970, 1974), К.А. Смирнова (1970, 1974), И.Г. Розенфельдт (1982), и других исследователей.

Первые публикации археологического материала, полученного при исследовании городищ дьякова типа, не ставили своей целью анализ и систематизацию только ювелирных изделий, тем более что количество их было настолько мало, что позволило В.И. Сизову (1905) на основании сходства с памятниками Волго-Камья выдвинуть тезис о костеносном характере дьяковской археологической культуры.

После масштабных исследований А.В. Арциховского на Бородинском городище в верховьях Москвы-реки (1928), Л.А. Евтюховой на Барвихинском городище (1928), В.А. Городцова на Огубском и Старшем Каширском городищах (1928, 1933), П.Н Третьякова на городище Березняки (1941) объем накопленного материала превратил ювелирные украшения дьяковцев в самостоятельный источник. Раскопки памятников этой культуры большими площадями позволили выявить следы металлообрабатывающего производства.

В результате этих работ появились фундаментальные труды В.А. Городцова (1933), П.Н. Третьякова (1957), Е.И. Горюновой (1961), посвященные, в первую очередь, проблемам хронологии и генезиса дьяковской археологической культуры. Однако, именно в этих исследованиях был очерчен круг аналогий ювелирным украшениям дьяковцев среди древностей скифского круга, культур Волго-Камья и определены временные рамки их существования.

Новый этап в археологическом изучении изделий дьяковских ювелиров приходится на 1950-60-е гг. и связан он с крупными работами на Троицком и Щербинском городищах (Дубынин, 1970, 1974). Полученные в ходе этих раскопок материалы легли в основу первой классификации вещевого комплекса всех известных дьяковских городищ, включая украшения, созданной К.А. Смирновым (1970, 1974).

В 1960-х гг., в связи с широким привлечением в археологические исследования методов естественных наук, в изучении ювелирных украшений дьяковской культуры возникло второе направление. Оно основано на анализе технологии изготовления изделий из цветных металлов и изучении их химического состава.

Один из первых опытов в этом направлении - исследование ювелирных украшений Сатинского городища на р.Упе (Изюмова, 1967). В результате этой работы выявлен производственный комплекс, связанный с обработкой металла, реконструированы приемы изготовления изделий на поселении VI-III вв. до н.э., проанализирован химический состав металла 56 предметов. Установлено, что мастера Сатинского городища были знакомы со всеми приемами обработки цветного металла, входившими в арсенал ювелиров Верхнего и Среднего Поднепровья и Прибалтики.

В 1970 г. были опубликованы данные о химическом составе украшений и сырьевых продуктов, найденных на Троицком городище, документирующие использование трех типов сплавов и показавшие наличие, по крайней мере, трех разных источников поступления сырья на это поселение в период с I-II по V вв. н.э. (Черных, Барцева, 1970). Работа по сопоставлению данных о технологии производства и химическому составу метала украшений не проводилась, несмотря на то, что К.А. Смирнов пытался определить технику изготовления многих изделий Троицкого городища (Смирнов, 1970). Попытка исследования техники изготовления украшений и реконструкции производственного ювелирного комплекса, найденных на городище Подмоклово, была предпринята А.В. Успенской (1971).

Однако работы с использованием естественнонаучных методов исследования оставались единичными. Открытие новых памятников дьяковской культуры в 70-е годы прошлого века  городищ Щербинского (Дубынин, 1974; Розенфельдт, 1974), Боршева Московская (Крис, Чернай, 1979) и Луковня (Векслер, 1974) принесло ценную информацию о развитии местной черной и цветной металлообработки и интересные коллекции изделий из цветного металла. Однако в публикации материалов отсутствовали разделы, посвященные технологии производства и химическому составу металла украшений.

1980-е гг. характеризуются значительными по объему исследованиями городищ дьякова типа (Кренке, 1987). Практически на каждом из исследованных памятников фиксируются следы цветной металлообработки. Однако специальному исследованию подвергаются только изделия из железа (Хомутова, 1978, 1981; Терехова, Завьялов и др., 1997).

В монографии И.Г. Розенфельдт (1982), посвященной разработке типологии Zпозднедьяковского инвентаряi и определению его хронологии, были приведены интересные наблюдения по технологии изготовления некоторых типов украшений, которые опровергали высказанное ранее мнение К.А. Смирнова о применении пайки. Однако эти данные не составили сколько-нибудь значимой части исследования; помещенные в сносках к основному тексту, они так и остались в роли Zинформации к размышлениюi.

Практически неизученным остается инструментарий дьяковских ювелиров. Единственным исключением является публикация, посвященная литейным формам Дьякова городища (Кренке, Тавлинцева, 2002). Авторами по негативам изображений, сохранившихся на остатках литейных форм, была дополнена типология ювелирных украшений Дьякова городища, определена их хронология и на этом основании датированы сами литейные формы. Одной из важных составляющих этого исследования является петрографическое изучение глин литейных форм, давших ценную информацию для реконструкции производственного комплекса ювелиров Дьякова городища. Глава II. Методы исследования. Во второй главе изложены основы методов исследования ювелирных украшений дьяковской культуры.

1. Для процедуры сравнительного исследования сплавов цветных металлов была проведена систематизация источниковой базы  ювелирных украшений. Систематизация была необходима для упрощения использования полученного массива данных для соотнесения выделенных технологических схем и типов сплавов с морфологией предмета. В основу систематизации легли работы К.А. Смирнова (1974) и И.Г. Розенфельдт (1982). В ней были учтены новые типы ювелирных украшений, которые были введены в научный оборот в результате раскопок на Дьяковом городище 1982-1987 гг. и городище Настасьино в 1999-2000 гг.

2. Визуальный анализ украшений. Основанный на принципах, изложенных в работах Б.А. Рыбакова, Н.В. Рындиной, Р.С. Минасяна и др., он проводился с применением бинокулярного микроскопа или лупы с высокой степенью увеличения (Рыбаков, 1948; Рындина, 1963, 1971; Минасян, 1994, 1995; Ениосова, 1997, 1999). Полученные результаты описывались и фиксировались с помощью макрофотосъемки.

При проведении визуального осмотра ювелирных украшений дьяковской культуры были выявлены многочисленные следы работы с выплавляемой моделью. Были зафиксированы этапы склейки ее отдельных частей, следы прорезания инструментом орнамента или работы с т.н. Zгорячим инструментомi. Анализируя следы на поверхности украшения, были реконструированы разные типы пуансонов, специальных шаблонов и подкладок. При исследовании литых украшений были зафиксированы различные виды брака восковой модели, литейной формы, самой отливки.

Хотя признаки кованых изделий выражены менее отчетливо, на дьяковских украшениях были зафиксированы отдельные приемы ручной свободной ковки, пробивки отверстий, рубки листового металла, разные способы нанесения орнамента. В некоторых случаях на украшениях удалось идентифицировать следы работы чекана, аналогичного найденному в слое Троицкого городища (чекан-сапожок).

Суммируя все наблюдения, полученные в ходе визуального осмотра, были реконструированы основные технологические схемы и приемы изготовления ювелирных украшений и отдельных серий, виды инструментов, а также сделаны предположения о возможных нарушениях технологии в процессе изготовления отдельных украшений.

3. Анализ химического состава цветного металла и статистическая обработка его результатов. В работе были учтены данные по химическому составу цветного металла, полученные разными методами анализа: 1. полуколичественный спектральный (метод М.М. Клера): 55 изделий из раскопок Троицкого городища (Черных, Барцева, 1970); 2. оптический эмисионно-спектральный анализ по методу трех эталонов, разработанный В.А. Галибиным: 139 изделий с городища Настасьино; 3. безэталонный рентгено-флюоресцентный анализ (Ениосова и др., 1997): 90 образцов из раскопок городищ Настасьино, Троицкое, Боршева Московская.

При статистической обработке полученных результатов (284 пробы) использована классификация металлов и сплавов на основе меди, разработанная Й.Ридерером с учетом предложенных позже изменений (Riederer, 1969; Ениосова и др., 2001).

Согласно этим работам, порог легирования определяется в 1%, т.к. принимается утверждение, что с добавлением 1% олова, свинца или цинка заметно изменяются свойства Zчистойi меди. Выделение групп сплавов в данной классификации происходит только по концентрациям основных легирующих компонентов; содержание микропримесей не учитывается.

Классификация содержит 10 основных групп сплавов на основе меди:

медь (Cu), с содержанием меди в пределах 97-100%, где концентрация других элементов меньше 1,0%.

оловянные бронзы (CuSn), где выделяется 4 подгруппы по концентрации олова;

свинцовые бронзы (CuPb), где выделяются 3 подгруппы по концентрации свинца;

двойные латуни (CuZn) подразделены на 3 подгруппы;

оловянно-свинцовые бронзы (CuSnPb) включают 6 подгрупп, выделенных по концентрации свинца в сплаве;

тройной сплав (CuSnZn), выделяются 3 подгруппы;

оловянная латунь (CuZnSn) включает 3 подгруппы;

тройной сплав (CuZnPb) состоит из 3-х подгрупп, выделенных также по концентрации свинца в сплаве;

многокомпонентные бронзы (CuSnZnPb), где подгруппы варьируются в зависимости от содержания олова и цинка;

многокомпонентные латуни (CuZnSnPb).

Процедура статистической обработки, основанной на изложенных выше принципах классификации сплавов, выполняется с помощью пакета программ SPSS (Statistica). В итоге для каждой из выделенных групп или подгрупп сплавов составляются корреляционные таблицы и гистограммы распределения основных элементов и их сочетаний в сплаве, проводится регрессионный анализ. Полученные гистограммы позволяют провести анализ связей между отдельными элементами; подсчеты коэффициентов корреляций дают основания для суждения о путях попадания в сплавы легирующих компонентов.

Использование указанной методики позволяет обрабатывать большие массивы данных, связанных хронологически или территориально, несмотря на то, что результаты анализов металла получены в различных лабораториях с помощью различных методов исследования.

4. Микроструктурный (металлографический) анализ.

Исследование изделий с помощью микроструктурного (металлографического) анализа позволяет изучать их внутреннее строение и документировать связь химического состава, условий производства и обработки сплава с его структурой и свойствами. Расшифровка микроструктур металла древних изделий основана на представлении об общих закономерностях их формирования, а также на конкретных экспериментальных или практических данных, содержащихся в исследованиях древних сплавов и современных металловедческих атласах и справочниках. Систематизация и сравнительная оценка наблюдений, полученных в ходе металлографического исследования, осуществлялись с помощью специального понятийного аппарата, разработанного Н.В.Рындиной. Для группировки наиболее общих классификационных признаков применяется понятие Zтехнологическая схемаi, объединяющее совокупность основных приемов изготовления вещи с учетом их последовательности и температур исполнения.

Методом металлографии было исследовано 19 ювелирных украшений, происходящих из раскопок городища Настасьино, датирующихся IV-III вв. до н.э.  I-II вв. н.э.Глава III. Систематизация ювелирных украшений. Всего в изученной коллекции было выделено 9 основных групп ювелирных украшений:

1. группа Zбляшкиi. В группе выделено 8 серий бляшек: круглой (1), прямоугольной (2), квадратной (3), ромбовидной (4), неправильной геометрической (5), ложковидной формы (6), бляшки петлевидной (7) и сложной (8) форм.

Исследованные бляшки имеют широкие аналогии в материалах прохоровской, ананьинской, чегандинской, пьяноборской культур, культур Верхнего и Среднего Поднепровья, Прибалтики, и других территорий. Характерными для материалов дьяковской культуры являются бляшки серий 2, 3, 5, 8. Бляшки серии 1 представляют собой т.н. Zтранскультурныйi тип ювелирных изделий, встречающийся в материалах многих культур.

2. группа Zнакладкиi: накладки прямоугольной формы (1) и фигурные накладки (2).

Накладки серии 1 относятся исследователями к разряду предметов ритуального характера, характерных для дьяковской культуры. Полные аналогии этим изделиям отмечены в материалах азелинской культуры (Генинг, 1963). Аналогии накладкам серии 2 отмечаются среди геральдических ременных гарнитур Поволжья и Приуралья (Гавритухин, Обломский, 1996).

3. группа Zподвескиi: серия умбоновидных подвесок (1), серия шумящих умбоновидных подвесок (2) и серия шумящих подвесок (3).

Подвески серии 1  одно из наиболее характерных для дьяковской культуры украшений. В ходе исследования установлено, что время существования умбоновидных подвесок (1) относится к более длительному хронологическому периоду  с V-IV вв. до н.э. по IV-V вв. н.э. Эволюция умбоновидных подвесок происходила в сторону уменьшения щитка, исчезновения декора. Ранние разновидности умбоновидных подвесок V-IV вв. до н.э.  I-II вв. н.э. характеризуются крепление дужки к центру щитка; поздние разновидности нач. I тыс. н.э.  IV-V вв. н.э. характеризуются крепление дужки к краю щитка. Серия 2 выделилась из серии 1 с появлением дополнительных декоративных элементов  Zшумящих колецi.

Подвески серии 3 сменили на городищах подвески серий 1 и 2.

4. группа Zпривескиi: треугольной (1), подтрапециевидной (2), листовидной (3), полукруглой (4), колоколовидной (5), прямоугольной (6) формы.

Привески колоколовидной формы являются одними из характерных находок на городищах в слоях первой половины I тыс. н.э. Аналогии этим и другим привескам найдены в материалах милоградской, рязано-окской, чегандинской, банцеровской и других культур. В этой группе отчетливо выделяются предметы импорта: привеска в виде гусиной лапки (1А), лунницы с эмалями (4), колоколовидные привески с отогнутыми полями (5з), ременные наконечники поясов (6).

5. группа Zпронизиi: круглой (1), колоколовидной (2), составной прямоугольной (3), треугольной (4), неправильной геометрической формы (5).

Как и бляшки (1), пронизи (1) относятся к массовым находкам, встречающимся на широкой территории с середины I тыс. до н.э. по конец I тыс. н.э. Характерными для дьяковской культуры исследователи считают пронизи серий 4 и 5. Аналогии им и другим выделенным сериям многочисленны в материалах милоградской, чегандинской, рязано-окской и других культур.

6. группа Zзастежкиi: сюльгамы (1), ажурные застежки (2), застежки кольцевидные (3), фибулы (4), булавки (5). Характерными для дьяковской культуры считаются застежки (2) (Белоцерковская, 1999). Серии 1, 3, 4, 5 относятся к предметам импорта на городища дьякова типа; они являются классическими типами украшений в погребальных комплексах Польши, Прибалтики, в материалах милоградской, рязано-окской, пьяноборской и других культур.

7. группа Zкольца, перстниi: одинарные (1), спиральные (2) кольца и перстни (3). Серии 1 и 2 относятся к Zтранскультурномуi типу украшений; исследованные перстни (3) характерны для материалов более позднего, чем IV-V вв., времени  VII-IX вв. н.э.

8. группа Zбраслетыi: серии одинарных (1) и спиральных (2) браслетов. Основное количество браслетов находят аналогии в материалах рязано-окской, днепро-двинской, латенской и других культур.

9. группа Zгривныi: серии дротовых гривен (1), гривен со щитком (2). Аналогии этим гривнам (1) известны в материалах рязано-окских, древнемородовских могильников, в древностях андреевско-писеральского круга. Аналогий гривнам со щитком (2) мы не знаем; прототипами их являются Мощинские Zдиадемыi (Смирнов, 1970), однако наиболее близкие аналогии орнаментальному ряду фиксируются на головных венчиках и серебряных поясах римского круга с территории Белоруссии и Среднего Поднепровья (Гурин, 2001).

Суммируя наблюдения по датировке выделенных серий, их стратиграфическому положению в слоях памятников, можно говорить о 3-х хронологических группах украшений, существовавших в разное время.

Группа сер. I тыс. до н.э.  II-I вв. до н.э. состоит из отдельных серий бляшек, подвесок, пронизей, привесок, застежек и браслетов. В ней представлены украшения, аналогичные бляхам конской узды из скифских памятников VII-V вв. до н.э.; предметы импорта с территории Восточной Пруссии и Польши (Hoffmann, 1999).

Группа украшений II-I вв. до н.э.  IV-V вв. н.э. наиболее значительна по своему составу и количеству украшений (90% выделенных серий). Аналогии найдены на широкой территории от Польши и Белоруссии до Прикамья. Четко выделяются серии импортных украшений, аналогии которым находятся в материалах рязано-окских, древнемордовских могильников и прилегающих территорий.

Третья группа украшений представлена т.н. Zтранскультурнымиi сериями середины I тыс. до н.э.  середины I тыс. н.э., аналогии которым мы находим на широкой территории.Глава IV. Химический состав цветного металла украшений дьяковской культуры. В главе анализируются результаты исследований химического состава металла украшений (284 пробы), выявляются основные типы сплавов на основе меди, употреблявшиеся на памятниках дьякова типа в разные хронологические периоды (Настасьино  145 образцов; Троицкое  118 проб; Боршева  20 проб). Помимо результатов анализа металла ювелирных украшений, обрабатывались данные для выплесков металла (16 проб) и внутренних полостей тиглей (10 проб).

В результате проведенной классификации было выделено 10 типов сплавов на основе меди, двойные сплавы (легкоплавкие) и Zчистыеi металлы (медь, олово, свинец), характеризующие цветной металл дьяковских ювелирных украшений от середины I тыс. до н.э. по V-VI вв. н.э.

Как видно из таблицы, выделяются сплавы, редкие в исследуемой выборке, и сплавы, встречающиеся на всех памятниках.

Таблица 1. Типы сплавов из исследуемой выборки ювелирных украшений.

Тип сплава

Элементы

Памятник

1. бронза оловянная

CuSn

Настасьино, Боршева

2. бронза свинцовая

CuPb

Боршева

3. бронза оловянно-свинцовая

CuSnPb

Настасьино, Троицкое, Боршева

4. бронза оловянно-цинковая

CuSnZn

Троицкое, Боршева

5. бронза многокомпонентная

CuSnPbZn

Настасьино, Троицкое, Боршева

6. латунь

CuZn

Троицкое

7. латунь оловянная

CuZnSn

Троицкое

8. латунь свинцовая

CuZnPb

Троицкое

9. латунь многокомпонентная

CuZnPbSn

Троицкое, Боршева

10. бронза оловянно-свинцовая с серебром

CuSnPb+Ag

Троицкое

11. легкоплавкие сплавы

SnPb, PbSn

Настасьино, Троицкое

12. Zчистыйi металл

Cu, Sn, Pb

Настасьино, Троицкое, Боршева

Значительную долю здесь составляют бронзы  222 пробы, из них на долю городища Настасьино приходится 70%, Троицкого городища 20%, городища Боршева 10%. Максимальное количество результатов приходится на оловянно-свинцовую бронзу (151 проба); это наиболее употребительный тип сплава на городище Настасьино (110 проб) в IV-III вв. до н.э.  I-II вв. н.э.

Характерно, что из оловянно-свинцовой бронзы были изготовлены все найденные на городище Настасьино подвески серии 1 (14 проб); сплав для них отличался стабильным содержанием олова в пределах 16-18%, свинца в границах 5-7%. Изготовленные из этого же типа сплава подвески (1) нач. I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э. из Троицкого городища характеризуются стабильно пониженным, по сравнению с ранними сериями, содержанием олова в пределах 4-8%; диапазон содержания свинца в сплаве более широкий (1-9%).

Наиболее употребительными типами сплавов для Троицкого городища (период нач. I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э.) становятся сплавы с цинком - бронзы (19 проб), латуни (54 пробы). Анализируемая выборка отличается широким диапазоном содержания цинка в сплавах и наличием в ней высокоцинковых латуней (max 24.49%).

Обращает на себя внимание, что из латуней и цинкосодержащих сплавов изготовлены: ювелирный инструментарий  пинцеты (5 обр.), чекан-сапожок; сюльгамы и ажурные застежки.

Пропорциональное соотношение между бронзами и латунями наблюдается для городища Боршева для II-III  V-VII вв. н.э., однако выборка слишком мала (20 обр.) для каких-либо выводов.

Таблица 2. Процентное соотношение сплавов в выборке.

Тип сплава

Доля в выборке

CuSnPb

53,1%

CuSn

11,6%

CuSnPbZn

10%

CuZn

8,4%

CuZnSn

6,3%

CuZnPbSn

5,6%

SnPb, PbSn

Cu, Sn, Pb

CuSnZn

0,17%

CuZnPb

0,07%

CuSnPb+Ag

0,07%

CuPb

0,01%

В анализируемой выборке выделяются следующие периоды употребления выделенных типов сплавов. Первый хронологический период (сер. I тыс. до н.э.  II-I вв. до н.э.) характеризуется широким употреблением оловянной и оловянно-свинцовой бронзы (образцы из городища Настасьино, Троицкого). Анализ корреляционной зависимости пар элементов показал, что сырьевая база в этот период была достаточно разнообразна  это оловянная бронза, являющаяся основой для составления других типов сплавов, оловянно-свинцовая бронза, Zчистые металлыi (медь, олово, свинец), которые позволяли составлять нужную рецептуру сплава. Со II-I вв. до н.э. фиксируется употребление многокомпонентных бронз с цинком.

Основой составления сплавов в нач. I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э. (Троицкое городище, Боршева) становится латунь, в том числе и высокоцинковая, к которой добавляли оловянную и свинцовую бронзу, или Zчистые металлыi (медь, олово, свинец); оловянная и оловянно-свинцовая бронза применяется в меньшей степени. Основная доля в выборке этого периода принадлежит многокомпонентным сплавам (22%), что свидетельствует об использовании в качестве сырья, в первую очередь, лома цветного металла или украшений, вышедших из употребления, и их многочисленных переплавках.

Широкое использование на памятниках дьяковской культуры оловянной и оловянно-свинцовой бронзы в сер. I тыс. до н.э.  II-I вв. до н.э. согласуется с данными по северопричерноморским областям, Левобережью Днепра, где поступление металла связывается с Северным Кавказом (Барцева, 1974; 1982). Использование латуней и цинкосодержащих сплавов в металлообработке с нач. I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э. коррелирует с известными данными об употреблении медно-цинковых сплавов в этот период. Источники этого сырья исследователи связывают с Прибалтикой и Восточной Пруссией (Черных, Барцева, 1972).

Единичные образцы с серебром I  V-VI вв. н.э. могут маркировать сохранение Zстарогоi источника поступления сырья  причерноморскую зону металлообработки, для которой характерно использование драгоценных металлов (Черных, Барцева, 1972). Глава V. Реконструкция способов изготовления ювелирных украшений. В главе анализируются результаты визуального осмотра ювелирных украшений, выделяются основные способы (схемы) их изготовления и проводится сопоставление с данными по химическому составу металла.

В исследуемой выборке выделяются следующие схемы изготовления ювелирных украшений: литье по выплавляемой модели с утратой формы (1); литье по выплавляемой модели, полученной по оттиску готового изделия (2); литье в составные литейные формы (3); литье в составные литейные формы + свободная ручная ковка (4).

Таблица 3. Распределение схемы изготовления в исследуемом материале

Схемы
изготовления

Настасьино

Дьяково

Троицкое

Щербинское

Боршева

1

+

+

+

+

+

2

+


+


+

3


+

+

+

+

4

+

+

+

+


Таблица 4. Распределение выявленных способов изготовления по группам украшений

Схема

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1

+


+

+

+

+

+



2

+


+







3

+

+


+


+




4


+


+

+

+

+

+

+

К схеме 1 относится 80% исследованных украшений, датирующихся серединой I тыс. до н.э.  V-VI вв. н.э.; для городища Настасьино  это ведущий способ изготовления украшений (95%).

Для разных групп ювелирных украшений, изготовленных с применением схемы 1, характерны разные способы изготовления самой выплавляемой модели: 1. резьба на восковой пластине на подкладном шаблоне (подвески, пронизи, бляшки, застежки); 2. составление орнаментального мотива из отдельных восковых нитей по восковой пластине с использованием подкладного шаблона (подвески, бляшки); 3. составление орнаментального мотива из отдельных восковых жгутиков или нитей без использования подкладного шаблона (бляшки, застежки, подвески); 4. изготовление восковой модели с применением пуансонов с круглой головкой (диаметр различный; бляшки, пронизи); 5. изготовление восковой модели литьем в форму (пронизи).

Зависимость способа 1 от определенного типа сплава четко не прослеживается. Для изготовления украшений по выплавляемой модели использовалась оловянная, оловянно-свинцовая бронза, двухкомпонентная и оловянная латуни, многокомпонентный сплав. Такая корреляция прослежена для умбоновидных подвесок (серия 1), выполненных в технике Zажурного воскового плетенияi (Рассадин, 1991; Лошенков, Барцева, 1995), отливавшихся из оловянно-свинцовой бронзы. Легирование сплава оловом и свинцом в стабильных концентрациях указывает на осознанный выбор древних литейщиков в пользу этой рецептуры как наиболее подходящей для отливки тонких сложноплетеных украшений.

Ко второму способу изготовления на дьяковских памятниках относится схема 4 (19% выборки). В основном, украшения изготовлены из листового металла или дротов разного сечения с применением разных приемов, характерных для ручной свободной ковки, и их комбинацией. В исследованной выборке выделяются следующие схемы изготовления украшений (по Флfрову, 2001):

Таблица 5. Реконструкция основных приемов ручной ковки.

Схема

Приемы работы с заготовкой

Украшения (серия)

1

Вытяжка

Обрубка

Расплющивание

Выглаживание

Прошивка

Чеканка

Накладки (1)

Гривны (2)

Привески (6)

2

Вытяжка

Обрубка

Гибка

Выглаживание

Закручивание

Пронизи (1Ж-К; 2А)

Привески (2А, 3А-Б, 5З)

Застежки (1А-В, 5А)

Кольца и перстни (1Б-Г, 2)

Браслеты (1Б-Г, 2)

Гривны (1)

Орнамент на исследованных украшениях выполнялся с помощью чертилок (производилась разметка рисунка), резцов, чеканов разных видов. В исследуемой коллекции имеется кузнечный инструментарий (клещи, молот, чеканы, пинцеты, напильник, сверла); по следам на украшениях реконструируется также применение ручника, тисков, киянок, гладилок, пробойников, использование желобчатой наковальни и волочильной доски.

Кованые украшения изготовлены из разных типов сплавов нач. I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э.: оловянная, оловянно-свинцовая, оловянно-цинковая бронза, двухкомпонентная и свинцовая латунь, многокомпонентный сплав. Содержание основных легирующих компонентов в этих сплавах различно: олово варьирует от 1 до 35.15%; свинец от 1 до 12.59%; цинк от 1 до 24.49%. Стабильной рецептуры сплава, используемого для изготовления украшений с применением ковки, в данной выборке не выявлено. Такой разброс показателей легирующих компонентов сплавов (в особенности, свинца) свидетельствует, что в основном применялась т.н. косметическая ковка, призванная удалить пороки литья и придать заготовке необходимую форму. Ковка производилась вхолодную.

К редко встречающимся в материалах дьяковской культуры относятся схемы 2 и 3 (1%). Литьем по выплавляемой модели, полученной по оттиску готового изделия (2), изготовлены бляшки серии 1 (декорированные по краевой зоне и бабочковидные), а также умбоновидные подвески IV-II вв. до н.э. и I-II  V-VI вв. н.э. (серия 1).

Схема 3 (литье в составные формы) представлена в выборке следующими украшениями:

Группа

Серия

Датировка

бляшки

ромбовидная (4)

неправильная геометрическая (серия 5А)

VII-V вв. до н.э.

накладки

геральдические ременные (серия 2)

V-VII вв. н.э.

привески

полукруглой формы (4) (лунницы)

привески-наконечники поясов (6)

II-V вв.,

III-VI вв. н.э.

застежки

сюльгамы (1)

кольцевидные застежки (3Б)

фибулы (4)

I-IV вв. н.э.

браслеты

одинарный (1А)

IV-III вв. до н.э.  рубеж эр

кольца

перстни

одинарные (1А)

I тыс. н.э.

По следам на поверхности этих украшений реконструируется литье в двусоставные (накладки, браслеты, сюльгамы, привески, кольца) и сложносоставных (фибулы, бляшки) литейных форм, использование техники литья со вставным стержнем (бляшки, кольца). Большинство украшений этой схемы (3) из выборки являются предметами импорта. Однако нельзя исключить, что находки на городищах фрагментов составных литейных форм (Троицкое, Щербинское, Дьяково) свидетельствуют, что этот способ литья применяли и ювелиры дьяковской культуры.

Таким образом, к традиционным схемам изготовления ювелирных украшений можно отнести литье по выплавляемой модели (1) и литье по оттиску (2), существовавшие с середины I тыс. до н.э. по V-VI вв. н.э. включительно. Украшения этих схем встречены на всех исследованных памятниках; все типы сплавов, выделенных в выборке, использовались для литья.

Начало употребления на памятниках схемы 4 относится, скорее всего, к II-III вв. н.э. и связано с появлением нового модельного ряда украшений: наконечников поясов, сюльгам, гривен, дротовых браслетов, и др. Однако и в слоях I тыс. до н.э. находят отдельные кованые ювелирные украшения (Сапрыкина, 2005). Можно предположить, что ковка была известна на территории дьяковской культуры со второй половины I тыс. до н.э.; наибольшее применение эта схема изготовления украшений находит во второй хронологический период (II-I вв. до н.э.  V-VI вв. н.э.).

К этому же периоду, судя по имеющимся данным, следует относить применение схемы 3 (литье в составные формы) для изготовления ювелирных украшений. Глава VI. Производственный комплекс ювелиров дьяковской культуре. В главе представлена реконструкция производственного комплекса ювелиров дьяковской культуры на основе планиграфического и стратиграфического анализа находок, инструментария, отходов и сырьевых продуктов.

Производственные сооружения, выделенные с помощью планиграфического анализа остатков ювелирного производства (готовые изделия, тигли, льячки, единичные фрагменты неразъемных форм для литья по выплавляемой модели), представлены типичными для дьяковской культуры жилыми Zдлиннымиi (многокамерными) домами (Настасьино, Дьяково, Троицкое). Расположение их в системе жилой застройки показывает, что производственные сооружения тяготели, в основном, к краевой зоне поселений. Однако выноса этих построек за пределы жилой зоны не происходило.

Очаги в постройках расположены внутри жилого помещения, вблизи стен, покрытых глиняной обмазкой. Конструкция очагов в таких постройках принципиально не отличалась от других отопительных устройств. Это очаги открытого типа, круглой или квадратной формы, заглубленные в материк (до 30 см); по периметру они окружены глиняными бортиками. Из специальных исследований известно, что такие очаги могли применяться для плавки металлов (Пряхин, 1996; Григорьев, 1994; Srinivasan, Glover, 1995).

Другой вариант расположения производственных комплексов представляют постройки начала I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э. на Троицком и Щербинском городищах (постройка на Щербинском городище выделена по концентрации украшений, инструментария, отходов), расположенные вне зоны жилой застройки, на краю площадки (Дубынин, 1970, 1974). Здесь были выявлены заготовки изделий (в основном, дроты), кузнечный инструментарий (к примеру, кузнечный молот) и отдельные находки украшений, изготовленные по схемам 1, 3, 4.

Конструктивно постройка Троицкого городища отличается от известных сооружений: в плане она имеет круглую форму (постр.16; Дубынин, 1970). Отличительной особенностью этой постройки является очаг, сложенный из камней, а также наличие каменных очагов со следами работы с металлом, вынесенных за ее пределы. В самом сооружении возле очага была найдена Zкерамическая трубчатая ручка от сосудаi (Дубынин, 1958), которая оказалась фрагментом сопла. Эта постройка, представляющая собой специализированную мастерскую, сосуществовала вместе с первым типом производственного комплекса (многокамерным домом), где украшения изготавливались по схемам 1 и 2.

Обособленно в исследованном материале представлены остатки металлообрабатывающего производства на городище Боршева. Территория раскопа была насыщена остатками железной руды, льячками, тиглями, Zвыплесками металлаi (Крис, 1975). Здесь, в постройках типа многокамерного жилого дома, были выявлены остатки одно- и двухкамерных горнов, очагов открытого типа с глиняными бортиками. Исследователи (Крис, Чернай, 1978) связывают горны с выплавкой железа из болотной руды. С очагами открытого типа, в основном, соотносятся находки льячек, что позволяет связывать их с бронзолитейным производством. Горны и очаги в одной постройке, судя по планам, не сочетались; очаги, кроме того, были выявлены вне построек. Производственный комплекс ювелиров на городище Боршева располагался, таким образом, отдельно от мастерских по плавке железной руды, однако сами постройки расположены рядом (выделение их в отдельные группы в системе жилой застройки городища не происходило).

Таким образом, на территории дьяковской культуры выделяется два типа производственных сооружений: 1. жилые Zдлинныеi дома, служившие и в качестве домашних ювелирных мастерских (сер. I тыс. до н .э.  V-VI вв. н.э.); 2. специализированные металлообрабатывающие сооружения, имеющие свои конструктивные особенности (нач. I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э.); 3. специализированные металлургические мастерские, ориентированные на выплавку железа, где обработка цветного металла является дополнительным процессом (сер.  конец I тыс. до н.э.).

Инструментарий представлен, в основном, тиглями (80% учтенных в работе находок), литейными формами (15%), кузнечными инструментами (5%).

В выборке выделяются следующие типы тиглей: 1. тигли, относящиеся к типу цилиндрических стаканов-тиглей с плоским дном (Настасьино, Троицкое городище); 2. цилиндрические тигли с круглым донцем (Троицкое); 3. тигли-льячки, представляющие собой ложковидные емкости с ручкой, размеры их варьируют от 5 до 20 см (найдены на всех памятниках выборки).

Судя по результатам анализа тигельных шлаков (проводился для коллекции городища Настасьино), тигли типа 1 использовались для плавки легкоплавких металлов (олова, свинца); тигли типа 3 использовались для плавки и получения оловянно-свинцовой бронзы.

Литейные формы и их фрагменты найдены на городищах Троицкое, Щербинское, Дьяково и Боршева Московская. Выделяются следующие типы литейных форм: 1. остатки литейных форм для литья по выплавляемой модели (Дьяково, Щербинское городище); 2. фрагменты составных литейных форм (Боршева, Дьяково, Троицкое, Щербинское городище). Анализ стратиграфии литейных форм, атрибуция и датировка украшений, которые были изготовлены с их использованием, позволили датировать тип 1 в рамках сер. I тыс. до н.э.  сер. I тыс. н.э.; тип 2  нач. I тыс. до н.э.  V-VIII вв. н.э. (Кренке, Тавлинцева, 2002; Davidan, 1992; Щеглова, 2001).

Так, к типу 1 относится фрагмент литейной формы для отливки умбоновидных подвесок (1), привесок (5), навершия браслета VIII-VI вв. до н.э. (не учтен в выборке); к типу 2 - литейные формы для отливки пронизей (1).

Единичными экземплярами представлены в выборке находки кузнечного и ювелирного инструментария: 1. кузнечные клещи продольно-цилиндрического типа (Щербинское городище); 2. кузнечный молот проушной односторонний (Троицкое городище); 3. ювелирные чеканы (канфарник и сапожок  Троицкое городище; расходник  Щербинское городище); 4. зажимные ювелирные пинцеты (Троицкое, Щербинское городище); 5. напильник плоский с одинарной насечкой (городище Боршева); 6. сверла (Троицкое, Щербинское городище).

К заготовкам украшений, в большинстве случаев, относятся литые дроты разного сечения, прошедшие стадию первичной обработки (опиливание литейных швов).

Бракованные ювелирные украшения составляют незначительное количество в исследованном материале (1%): это фрагмент сюльгамы с неспиленным литником, фрагмент колоколовидной привески, умбоновидные украшения, пронизи и др. Часть их могла использоваться как украшения, часть  в качестве сырья. Как сырье на городище могли использоваться имеющиеся в выборке дроты, пластины металла, выплески. В качестве сырья рассматривается также находка клада на Троицком городище (Дубынин, 1970), часть украшений из которого была намеренно деформирована.

ЗаключениеКомплексное исследование ювелирных украшений дьяковской археологической культуры, проведенное в рамках данной работы, позволило получить новую информацию о характере цветной металлообработки дьяковского населения, определить уровень и динамику ее развития во времени.

История развития цветной металлообработки на поселениях дьяковской культуры состоит из двух периодов: первый относится к середине I тыс. до н.э.  II-I вв. до н.э., второй - к II-I вв. до н.э.  V-VI вв. н.э.

Начало цветной металлообработки у населения дьяковской культуры можно отнести к раннему периоду ее существования: сер. I тыс. до н.э.  II-I вв. до н.э. Для этого периода характерно бытование ограниченного набора ювелирных украшений  это бляшки (серии 1, 4, 5), пронизи (1, 2), привески, застежки (5), браслеты (1, 2), подвески (1).

Бляшки являются предметами импорта с территории скифской культуры (VII-V вв. до н.э.); украшения второй половине I тыс. до н.э., аналогичны застежкам и браслетам, были выявлены на территории Восточной Пруссии и Польши. Способ их изготовления  литье в составные литейные формы со вставным стержнем (схема 3) и литье в составные формы с последующей косметической ковкой (схема 4). Обе схемы коррелируют с известными данными по технологии изготовления ювелирных украшений, происходящих с указанных территорий.

Украшения, характерные для населения самой дьяковской культуры, изготовлены по другой схеме  литьем по выплавляемой модели и литьем по оттиску готового изделия (схемы 1 и 2). Для середины I тыс. до н.э.  II-I вв. до н.э. эти схемы выделяются как традиционные для дьяковской культуры. Изготовление бляшек, умбоновидных подвесок, пронизей, не требовало применения специальных технологий, поэтому производственный ювелирный комплекс раннего периода располагался внутри обычного жилого дома.

Эти производственные сооружения размещались на площадке городища, в краевой зоне жилой застройки. Плавка металла и литье украшений производилось в очагах открытого типа без применения специальных приспособлений. Судя по данным металлографического исследования, украшения, отлитые по схеме 1, часто оставлялись в литейной форме Zостыватьi внутри очага, что влияло на качество отливок, особенно при получении сложного орнамента.

Хотя процесс литья не относился к высокотехнологичным, отличительной чертой ювелирного производства в этот период являлась унификация способов изготовления массовых категорий украшений (бляшек и пронизок), использование техники тонкого Zажурного плетенияi восковой модели, а также применение наиболее подходящего типа сплава для их отливки.

Ранний период существования цветной металлообработки на городищах дьяковской культуры характеризуется широким употреблением оловянной и оловянно-свинцовой бронзы (образцы с городищ Настасьино и Троицкое). Анализ корреляционной зависимости пар элементов показал, что сырьевая база этого времени была достаточно разнообразна  это оловянная бронза, являющаяся основой для составления других типов сплавов, оловянно-свинцовая бронза и Zчистые металлыi (медь, олово, свинец), которые позволяли получать нужную рецептуру. Вероятным источником сырья для дьяковского ювелирного производства раннего периода являлся Северный Кавказ. Металл на территорию дьяковской культуры поступал, скорее всего, через Северное Причерноморье и Левобережье Днепра.

Со II-I вв. до н.э. фиксируется употребление многокомпонентных бронз с цинком, что косвенно указывает на открытие нового источника поступления сырья на дьяковские городища. Этот факт, а также другие данные позволяют отнести начало второго периода развития цветной металлообработки именно к этому времени. Таким образом, поздний период в развитии местного ювелирного производства относится к II-I вв. до н.э.  V-VI вв. н.э.

Он характеризуется появлением новых и дальнейшим развитием старых типов украшений, составляющих 90% выделенных серий в выборке. Аналогии этим изделиям найдены на обширной территории от Польши и Белоруссии до Прикамья. Четко выделяются серии импортных украшений (сюльгамы, фибулы и накладки), параллели которым прослеживаются в материалах рязано-окских и древнемордовских могильников.

В производстве украшений доминирующими остаются схемы 1 и 2. С появлением новых серий украшений, таких как накладки (1), гривны (1, 2), привески (2, 3, 5, 6), застежки (1), кольца и перстни (1, 2), браслеты (1), - выделяется новое направление в изготовлении украшений на дьяковских поселениях  схема 3 (литье в составные литейные формы) и схема 4 (литье в составные формы + кузнечная обработка литой заготовки).

Ювелиры используют разнообразные приемы ручной ковки, но ковка носит косметический характер. Об этом свидетельствует визуальный осмотр и данные металлографического исследования. Содержание олова в сплавах варьирует от 1 до 35.15%; свинца от 1 до 12.59%; цинка от 1 до 24.49%. Высокое содержание олова и свинца в сплавах исключало возможность применения горячей ковки. Это может свидетельствовать как об отсутствии необходимого сырья, так и о недостаточном уровне развития самого кузнечного дела. Кузнецы были знакомы со сложными технологическими приемами, но не могли получать качественные изделия из-за отсутствия навыков определения правильного температурного режима ковки. Об этом свидетельствуют результаты исследования железных предметов Троицкого и Щербинского городищ (Хомутова, 1978).

Для второго хронологического периода характерно сосуществование двух типов производственных сооружений. По-прежнему на городищах фиксируется производство ювелирных украшений в жилых постройках. Их расположение в системе жилой застройки не изменяется. Основной схемой изготовления украшений в сооружениях первого типа остается литье по выплавляемой модели; находки здесь же фрагментов литейных форм свидетельствуют о литье в разъемные формы.

В первых веках н.э. выделяется второй тип производственных сооружений. Эти сооружения, имеющие отличную от других конструкцию, располагаются обособленно в системе жилой застройки городища. Доминирующие схемы изготовления украшений - 3 и 4.

Основой составления сплавов в нач. I тыс. н.э.  V-VI вв. н.э. (городища Троицкое и Боршева) становится латунь, в том числе высокоцинковая, к которой добавляли оловянную и свинцовую бронзу или Zчистые металлыi (медь, олово, свинец). Доля оловянных и оловянно-свинцовых бронз сокращается. В выборке этого периода доминируют многокомпонентные сплавы (22%), что свидетельствует о широком использовании в качестве сырья лома цветного металла и многочисленных переплавках вышедших из употребления украшений.

Как вероятный источник сырья для позднего периода дьяковской металлообработки рассматриваются Прибалтика и Восточная Пруссия (Черных Барцева, 1972). В эти регионы, благодаря контактам с провинциальными римскими мастерскими, поступали медно-цинковые сплавы, регулярное производство которых начинается в восточных провинциях империи в I в. до н.э. (Craddock, 1996). Вероятно, с восточного побережья Балтики латуни поступали на более удаленные от классического мира территории Восточной Европы. Однако присутствие в выборке единичных украшений с серебром (Троицкое городище) позволяет говорить и о поступлении сырья из других регионов, например, причерноморской зоны металлообработки.

Выводы. Таким образом, в ранний период развития цветной металлообработки дьяковской культуры (сер. I тыс. до н.э.  II-I вв. до н.э.) металл поступал, в основном, с южных территорий. В качестве сырья могли использоваться как слитки, так и готовые изделия (к примеру, бляшки), которые послужили прототипами для украшений дьяковской культуры. Однако вместе с готовыми формами изделий заимствование технологий не происходило; производство ювелирных украшений в этот период основывалось на стабильном применении схем 1 и 2 (литье по выплавляемой модели и по оттиску готового изделия). Ювелиры работали в жилых постройках и, скорее всего, изготовление украшений не являлось самостоятельным ремеслом, оставаясь в рамках Zдомашнегоi.

Второй хронологический период (II-I вв. до н.э.  V-VI вв. н.э.) характеризуется сменой основных направлений поступления сырья (в основном, задействованы западные и северо-западные источники). Часть из украшений этого периода, несомненно, является сырьем (Троицкий клад); другая часть могла послужить прототипами для изготовления аналогичных изделий на территории дьяковской культуры. В этот период прослеживаются изменения в организации ювелирного производства: помимо традиционного Zдомашнегоi литья по схемам 1 и 2, появляются мастерские, специализирующиеся на плавке и обработке металлов. Они вынесены за пределы жилой зоны поселения. Ювелирные украшения в них изготавливались с применением новых схем  литья в составные формы с последующей кузнечной обработкой.

Однако, в целом, уровень развития ювелирного производства не был высоким на всех этапах существования дьяковской культуры.

По теме диссертации автором опубликованы:

Сапрыкина И.А., Энговатова А.В. Химический состав цветного металла дьяковского времени из раскопок городища Настасьино // Тверской археологический сборник. Вып. 5. Тверь, 2002. С. 477-493.

Сапрыкина И.А. Предварительные итоги изучения ювелирных изделий из раскопок Троицкого городища дьяковской культуры // Чтения, посвященные 100-летию деятельности Василия Алексеевича Городцова в Государственном Историческом музее. Тезисы конференции. Часть II. М., 2003. С. 64-66.

Сапрыкина И.А. Приемы изготовления ювелирных украшений из Zкладаi Троицкого городища // Археология Подмосковья. Материалы научного семинара. М., 2004. С. 128-135.

Сапрыкина И.А. Производственный ювелирный комплекс дьяковской культуры на городище Настасьино // Археология Подмосковья. Материалы научного семинара. М., 2004. С. 136-141.

Сапрыкина И.А. Производственный ювелирный комплекс Троицкого городища дьяковской культуры // Древности Евразии. От ранней бронзы до раннего средневековья. М., 2005. С. 521-534.

I.Saprykina and R.Mitoyan. Non-ferrous metalworking in the Volga-Oka Rivers watershed in the Early Iron Age // Metallurgy. A touchstone for cross-cultural interaction. Abstracts. London. 2005.

Сапрыкина И.А. Литейные формы из раскопок Мутfнковского городища // II Городцовские чтения. Материалы научной конференции, посвященной 100-летию деятельности В.А. Городцова в ГИМ. Труды ГИМ. Вып. 145. М., 2005. С. 204-211.

Сапрыкина И.А. К вопросу об умбоновидных подвесках дьяковской культуры // Российская археология. М., 2006. g4. С. 36-40.

 
 

 

     
События
Публикации
Конференции
Новые книги
Personalia
In memoriam
     
 
     
 

 
 

Круглый стол, посвященный юбилею журнала "Российская археология" и проблемам развития периодики ИА РАН, состоится в четверг, 1 июня 2017 г., в зале заседаний Института археологии (ул. Дм. Ульянова, 19, 2-й этаж) в 11-00. 

 
   
 
 
 

 
 

III международная конференция «Археология и геоинформатика» 24-26 мая 2017 г., Москва, ул. Дм. Ульянова, 19

 
   
 
 
 

 
 

II Российско-сербская конференция «Славяне в мире Балкан и Восточной Европы: историко-археологическая панорама» 15-18 мая, Институт археологии, ул. Д. Ульянова, 4 этаж, конференц-зал

 
   
 
 
     

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

 
     
 
     

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт археологии Российской академии наук, 2006 – 2017

117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19 Тел.: (499) 126-47-98, факс (499) 126-06-30

Создание сайта - Инфорос
     
На главную E-mail Добавить в избранное Карта сайта Оставить отзыв Версия для печати Отправить на e-mail Наверх