НАЙТИ
Расширенный поиск

ЛОГИН

  ПАРОЛЬ

Направления  
Программы и проекты  
Экспедиции  
Мероприятия  
Администрация  
Ученый совет  
Диссертационный совет  
Аспирантура  
Отдел полевых исследований  
Научные подразделения  
Научный архив  
Библиотека  
Издательство  
Монографии и сборники  
Публикации сотрудников  
Российская археология  
Краткие сообщения ИА РАН  
Археологические открытия  
Библиография  
Проведение историко-культурной экспертизы  
 
Проведение спасательных раскопок и наблюдений  
 
Проведение археологических разведок  
 
Образцы запросов для заказчиков  
Закупки по ФЗ-223  
Законодательство  
Учет  
Современное состояние  
 

Издания / Российская археология / Содержание номеров 2010 г. / № 4 (русский)



СОДЕРЖАНИЕ

Номер 4, 2010

Руднинская неолитическая культура в Приморье: проблемы периодизации и хронологии
Батаршев С.В., Морева О.Л.,  Кузьмин Я.В.

Хронологическое соотношение энеолитических культур Волго-Уральского региона в свете радиоуглеродного датирования
Моргунова Н.Л., Выборнов А.А., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В.

Красноозерская культура в Среднем Прииртышье: динамика развития
Шерстобитова О.С.

Антропоморфные надгробия в погребальной практике греков и варваров в VII–II вв. до н.э.
Стоянов Р.В.  

Чаши мастера Тлесона из раскопок в Северном Причерноморье в собрании Государственного Эрмитажа
Петракова А.Е.

Истоки экономического кризиса III в. до н.э.
Терещенко А.Е.

Эволюция двупластинчатых фибул  Крыма  в  V–VII вв. н.э.
Фурасьев А.Г.

Куриловский клад раннесредневекового времени
Родинкова В.Е.

Новый тип поминальных памятников тюркоязычного населения Южной Сибири (к расселению и ранней истории чиков)
Кызласов И.Л.

Дискуссии

О путях исследования звериного стиля (к проблеме метода и этики в новейших работах по искусству сарматской эпохи)
Королькова Е.Ф.

Публикации

Энеолитический «скипетр-утюжок» из Ставрополья
Кореневский С.Н., Калмыков А.А.

Культовый памятник эпохи бронзы на Шайтанском озере (по материалам раскопок 2008 г.)
Корочкова О.Н., Стефанов В.И.   

«Алан Бакур» из Древней Иберии
Балахванцев А.С., Николаишвили В.В.

История науки

«Воспоминания» В.Г. Дружинина как источник по истории Императорской Археологической комиссии 
Гайдуков П.Г.

А.Д. Чертков и его вклад в русскую нумизматику и археологию
Фролова М.М.

Советско-Афганская Археологическая экспедиция: два юбилея
Кошеленко Г.А., Мунчаев Р.М., Гаибов В.А.

Критика и библиография

Археология: Учебник / Под ред. акад. РАН В.Л. Янина. М., 2006
Шер Я.А.

Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара, 2008 
Вискалин А.В.

Г.Г. Король. Искусство средневековых кочевников Евразии. М.; Кемерово, 2008 
Ермоленко Л.Н., Советова О.С. 

Открывая и интерпретируя прошлое Юго-Восточной Азии
Захаров А.О.

Хроника

Международный симпозиум «Pottery, people and places». Зандберг, 2008
Журавлев Д.В.

IV Международная археологическая конференция ”Культуры степей Евразии второй половины I тысячелетия н.э.”
Сташенков Д.А.

К 70-летию А.З. Винникова
Пряхин А.Д.

Памяти Наталии Львовны Членовой
Кузьминых С.В., Кореняко В.А.

Памяти Николая Дмитриевича Праслова
Синицын А.А.

Список сокращений

Правила для авторов

Авторский указатель тома за 2010 г.

 

Резюме статей

Руднинская неолитическая культура в Приморье: проблемы периодизации и хронологии
Батаршев С.В., Морева О.Л.,  Кузьмин Я.В.

Ключевые слова: средний неолит, юг Дальнего Востока, культура штампованной керамики: руднинская, байсманская, мариинская, малышевская. Единая «культурная область».
В статье рассматривается важная проблема периодизации и хронологии руднинской культуры эпохи неолита (Дальний Восток, Приморье). Анализ материала с памятников руднинской культуры (керамики, каменных орудий и построек) приводит к разделению комплекса находок. Выделяются два хронологических этапа: ранний руднинский (6700-6100 гг. до н.э.) и поздний сергеевский (6200-4600 гг. до н.э.).


Хронологическое соотношение энеолитических культур Волго-Уральского региона в свете радиоуглеродного датирования
Моргунова Н.Л., Выборнов А.А., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В.

Ключевые слова: энеолит, абсолютная хронология Поволжья, Южное Приуралье, степь, лесостепь, прикаспийская культура, самарская культура, хвалынская культура, токский и турганикский типы, ямно-репинские памятники.
Авторами проведено радиоуглеродное датирование керамики энеолитических культур волго-уральского междуречья. Получено около 50 дат, которые сопоставлены с 14С датами, сделанными по другим материалам для памятников самарской, прикаспийской, хвалынской культур, а также для культур степной зоны Восточной Европы. На основании полученных результатов сделано заключение, что процесс энеолитизации и перехода к бронзовому веку в Поволжье и Приуралье охватил достаточно продолжительный период ─ со второй половины VI тыс. до н.э. до конца V тыс. до н.э. (в калиброванном значении). По радиоуглеродным датам материалы раннего энеолита (прикаспийского и съезжинского типа) синхронизированы с памятниками позднего неолита, что позволяет рассматривать те и другие в рамках нео─энеолитического этапа, хронологические рамки которого определяются в пределах от 5400 до 4800 лет ВС. Следующий энеолитический этап связан с формированием (возможно, с проникновением) хвалынской культуры, а также появлением памятников ивановского, токского, алтатинского и других типов, которые продолжают местные традиции культурного развития. Хронологические рамки этого этапа определяются в пределах от 5000 до 4300 лет ВС. Радиоуглеродное датирование керамики турганикского и репинского типа типа определило время их бытования в рамках IV тыс. до н.э.

Красноозерская культура в Среднем Прииртышье: динамика развития
Шерстобитова О.С.

Ключевые слова: керамика, Среднее Прииртышье, поздняя бронза, взаимодействие культур, орнаментальные традиции сузгунской, ирменской, краснозерской керамики
Работа основана на анализе специфического керамического комплекса красноозерской (от Красноозёрки) культуры, происходящего с поселенческих памятников предтаежной зоны Среднего Прииртышья. Анализ данной посуды показал, что по своим характеристикам она не соотносится ни с ранним (хуторборским (от Хутор-Бор), ни с поздним (инберенским (от Инберень) этапом красноозерской культуры, а занимает промежуточное положение, представляя собой керамику переходного типа.
Формирование переходного типа красноозерской посуды шло по двум основным направлениям: 1 – по пути модификации хуторборских элементов при сохранении хуторборских орнаментальных схем; 2 – по пути внедрения автохтонных позднебронзовых элементов в формирующийся красноозерский орнаментальный канон. Основываясь на характеристиках переходной красноозерской посуды, автор обращается к проблеме, связанной с изучением механизмов и условий трансформации красноозерских древностей из одного этапа в другой. Говорить о переходной красноозерской посуде как о непосредственной предшественнице формирования инберенского канона позволяет факт наличия в культурном слое предтаежных памятников, наравне с переходными, немногочисленных сосудов инберенского облика. Окончательно инберенский орнаментальный канон сложился именно в лесостепи, в то время как зона предтайги сыграла в истории формирования культуры роль своеобразного (территориального и хронологического) «буфера». В понимании автора именно инберенский этап в полной мере отражает характеристики, свойственные археологической культуре. Исходя из этого, собственно красноозерская культура соотносится с ее поздним, инберенским этапом, тогда как посуда хуторборского этапа, а также исследуемая в настоящей работе переходная группа наглядно демонстрируют процесс формирования оригинальной красноозерской орнаментики по мере развития культуры.

Антропоморфные надгробия в погребальной практике греков и варваров в VII–II вв. до н.э.
Стоянов Р.В.  

Ключевые слова: Ближний Восток, Центральная Анатолия, надгробия, антропоморфные стелы и рельефы, греческие некрополи Северного Причерноморья.
Антропоморфные стелы и рельефы составляют обособленную группу надгробных монументов в виде схематических изображений человеческой фигуры или бюста анфас с плоской лицевой частью. Рассмотренные материалы позволяют уверенно выделить, по меньшей мере, два района зарождения традиции антропоморфных надгробий – Ближний Восток и Центральную Анатолию. Различия в форме и семантике монументов в пределах этих регионов на протяжении VII–II вв. указывают на независимое развитие скульптуры этого типа в каждом из указанных регионов.
Антропоморфные изваяния Финикии, Палестины, Левана представлены стелами с рельефами или прочерченными изображениями в виде голов, погрудных изображений или схематических человеческих фигур, изображающих божество. Памятники этого типа в Северной Африке и Сицилии были напрямую связаны финикийской колонизацией. Монументы, происходящие из некрополей южной Италии в виде герм с округлой головой в верхней части, по всей вероятности, также имели свои истоки в пунической религии, трансформированной в среде автохтонного населения.
Монументы, происходящие из Центральной Анатолии, были представлены скульптурными стелами и рельефными изображениями в виде бюстов и герм. Эти памятники были связаны с фригийским культом богини Матар. В эллинизированном виде этот культ получил широкое распространение в греческих центрах региона, из которых он распространился в другие части античного мира.
Наиболее сложным остается вопрос о происхождении антропоморфных надгробий греческих некрополей Северного Причерноморья. По всей видимости, истоки этой традиции следует искать в среде греческих колонистов, где она могла возникнуть вследствие адаптации и трансформации формы антропоморфного изваяния, которая не была характерной для греческой скульптуры. Нельзя исключать, что иконографический тип антропоморфа попал в Северное Причерноморье вместе с выходцами из других регионов античного мира, прибывшими сюда совместно с греческими колонистами. Происхождение носителей этой традиции из Анатолии – региона, в котором были расположены метрополии большинства причерноморских колоний, представляется весьма вероятным.

Чаши мастера Тлесона из раскопок в Северном Причерноморье в собрании Государственного Эрмитажа
Петракова А.Е.

Ключевые слова: мастер Тлесона, мелкофигурные чаши, атрибуция аттической расписной керамики, метод Бизли, чернофигурные аттические вазы, Эрмитаж, Северное Причерноморье.
В собрании Государственного Эрмитажа хранится более 350 целых чаш и фрагментов, относящихся к группе так называемых мелкофигурных чаш (Little-Master Cups; Kleinmeisterschalen) – тонкостенных чернофигурных аттических сосудов, для которых характерны высокая ножка, глубокое тулово с высоким венчиком, длинные изящные ручки; название класс получил благодаря декору в виде миниатюрных фигур. В этой богатой коллекции можно выделить группу мелкофигурных чаш и фрагментов, росписи которых отличает особое изящество и тонкая тщательная проработка деталей при помощи гравировок. Их следует атрибутировать мастеру Тлесона (Tleson Painter) – одному из наиболее выдающихся и представительных мастеров, расписывавших мелкофигурные чаши. В статье приводится атрибуция чаш и фрагментов мастера Тлесона в собрании Государственного Эрмитажа, что представляется важным с точки зрения дополнения сведений о распространении керамической продукции афинских мастерских в VI в. до н.э.

Истоки экономического кризиса III в. до н.э.
Терещенко А.Е.

Ключевые слова: Боспорское царство, «монетный кризис» III в., чеканка медной монеты, хлебный экспорт из Великой Скифии
В представленной статье, автор анализирует вероятные причины сложного периода боспорской истории, получившего в отечественной историографии ошибочное название «монетный кризис».  В действительности, это явление следует определить как кризис системы получения государственных доходов, вызванный сокращением объёмов хлебной торговли между Боспорским царством и греческим Средиземноморьем. Данная ситуация сложилась в результате процесса дестабилизации на землях Великой Скифии, откуда и шёл основной поток товарного хлеба. Крушение Великой Скифии начинается в последней четверти IV в. до н.э. с появлением на этих территориях сарматских племён. В плане  нумизматики, начало этого процесса выразилось в резком возрастании объёма чеканки медной монеты. Приходится оно на серию, включающую два типа монет: «голова бородатого сатира, вправо – протома орлиноголового грифона, внизу осётр, влево, Π-Α-Ν» и «голова безбородого сатира, вправо – протома пегаса, вправо, Π-Α-Ν».

Эволюция двупластинчатых фибул  Крыма  в  V–VII вв. н.э.
Фурасьев А.Г.

Ключевые слова: раннесредневековый Крым, готы, женский костюм, ювелирные украшения, относительная хронология.
На основе анализа морфологических и конструктивных признаков двупластинчатых фибул, распространенных в Крыму, автор детализирует принятую ныне общую типологическую схему  этих изделий (рис. 6): вариант 1А – фибулы с накладками средних размеров, цельные; вариант 1Б – крупные фибулы  с накладками, составные; вариант 2А – маленькие фибулы с выступами на головке с ножкой ромбической формы; вариант 2Б – крупные фибулы с выступами на головке, с каркасом на обороте; вариант 3 – маленькие фибулы с треугольной ножкой. Предположение о единой эволюционной линии развития данных разновидностей фибул от варианта 1 к варианту 3 автор считает ошибочным. Фибулы вариантов 1 и 2 бытуют синхронно, их происхождение связано с двумя разными прототипами эпохи Великого переселения народов.
Для эволюции двупластинчатых фибул Крыма впервые выявлены три общие тенденции, проявляющиеся параллельно в развитии изделий вариантов 1 и 2 на протяжении VI – начала VII вв. Во-первых, увеличение размеров – поздние группы украшений более длинные, чем ранние. Во-вторых, как следствие первой тенденции, появление и постепенное усиление укрепляющего каркаса на обороте фибул. В-третьих, снижение качества металла, то есть падение процентного содержания серебра в сплаве, – у наиболее ранних фибул процент серебра максимальный (до 97%), у поздних минимальный (до 50% и менее).

Куриловский клад раннесредневекового времени
Родинкова В.Е.

Ключевые слова: раннее Средневековье, мужские и женские украшения.
Статья представляет собой публикацию материалов клада, найденного в октябре 2007 г. у д. Куриловка Суджанского р-на Курской обл., на правом берегу р. Суджа (притока р. Псел), и хранящегося в Курчатовском государственном краеведческом музее.
Комплекс из Куриловки принадлежит кругу днепровских раннесредневековых кладов или «древностей антов» I группы. Составляющие его вещи существовали в Среднем Поднепровье и на левобережье Днепра с конца VI/рубежа VI-VII до середины/третьей четверти VII в.
Клад насчитывает 119 целых и фрагментированных изделий из металла и 33 стеклянные и янтарные бусины. Они разделяются на элементы женского убора (фибулы, височные кольца, браслеты, умбоновидные и трапециевидные подвески, колокольчики, спиральные и гладкие пронизи, цепочки, бусы и др.), элементы мужского убора (пряжки, поясные накладки, наконечники ремней и др.) и металлические сырьевые слитки. Женские вещи представлены местными днепровскими формами, часть которых являются узколокальными разновидностями украшений, вписывающими Куриловский клад наряду с Гапоновским и Новосуджанским в группу комплексов суджанского микрорегиона в междуречье Сейма и Псла. Детали мужской поясной гарнитуры отражают внешние связи населения данного региона, направленные преимущественно на юг.
Комплекс имеет двойственный характер. С одной стороны, он включает комплекты находившихся в употреблении личных женских украшений. С другой стороны, наличие необработанных изделий и сырьевых слитков указывает на его ремесленный характер. Можно предполагать, что Куриловский клад принадлежал ремесленнику-ювелиру, в момент опасности спрятавшему как собственную неоконченную продукцию, так и украшения членов своей семьи.

Новый тип поминальных памятников тюркоязычного населения Южной Сибири (к расселению и ранней истории чиков)
Кызласов И.Л.

Ключевые слова: Южная Сибирь, Тува, Алтай, раннее средневековье, енисейское руническое письмо, поминальные памятники тюркоязычных народов, чики.
Изучение раннесредневековой енисейской письменности, самобытной по алфавиту, выделяет из эпиграфического массива надписи, оставленные выпускниками разных образовательных центров Южной Сибири того времени. Для археолога этнокультурные отличия енисейских эпитафий не ограничиваются эпиграфическими признаками. Возможности дальнейшего членения особенно явно проступают, когда памятные стелы принадлежат к культовым объектам разных типов, не совпадая по обрядам. В статье издаются поминальные курганы Тувы и Алтая. Стоявшие при них три стелы с енисейскими надписями (Е 57, Е 58 и Е 60) неопровержимо свидетельствуют, что памятники оставлены тюркоязычным населением.

О путях исследования звериного стиля (к проблеме метода и этики в новейших работах по искусству сарматской эпохи)
Королькова Е.Ф.

На страницах «Вестника древней истории» развернулась дискуссия, вызванная выходом в свет книги В. И. Мордвинцевой «Полихромный звериный стиль» (Мордвинцева, 2003).   Критической рецензией на эту публикацию откликнулась И. П. Засецкая (Засецкая, 2006. 97 – 130),  затем   появился ответ В.И. Мордвинцевой (Мордвинцева, 2008. С. 129 – 140). Почти одновременно с ним  вышел трехтомник В. И. Мордвинцевой и  М. Ю. Трейстера «Произведения торевтики и ювелирного искусства в Северном Причерноморье: 2 в. до н.э. – 2 в. н.э.» (Мордвинцева, Трейстер, 2007), в котором почти без изменения, за исключением разделов, освещающих археологические памятники с азиатской территории, воспроизводится значительная часть текста и иллюстративного материала уже опубликованной монографии В. И. Мордвинцевой «Полихромный звериный стиль». Выход в свет серии самостоятельных или написанных в соавторстве работ В. И. Мордвинцевой, базой для которых послужили ювелирные изделия сарматской эпохи, украшенные цветными вставками, а также тон и аргументация ее ответа на рецензию И. П. Засецкой, побудили автора  высказаться по этому поводу, ибо сложившейся ситуации усматриваются определенные тенденции, требующие принципиальной оценки.

Энеолитический «скипетр-утюжок» из Ставрополья
Кореневский С.Н., Калмыков А.А.

Ключевые слова: энеолит, каменное навершие «скипетра», Ставрополье, случайная находка.
Статья посвящена публикации скипетра – утюжка, найденного случайно у г. Александрия Ставропольского края. Предмет воплощает в себе черты зооморфного и абстрактного скипетров эпохи энеолита. Он датируется в рамках общей хронологии каменных скипетров энеолитической эпохи временем Триполья ВI-BIBII. Особенности изделия позволяют считать, что предмет могли ставить на плоское брюшко и совершать им продольные движения.  Возможно, его даже вставляли в рукоять, как остальные скипетры. Публикуемая находка позволяет уточнить общую типологию каменных энеолитических скипетров.

Культовый памятник эпохи бронзы на Шайтанском озере (по материалам раскопок 2008 г.)
Корочкова О.Н., Стефанов В.И.   

Ключевые слова: культовый памятник, бронзовый век, Урал.
В статье сообщаются результаты недавних раскопок памятника Шайтанское  озеро II В Кировградском районе Свердловской области. В расщелинах и понижениях между валунами на уровне древней поверхности обнаружена керамика коптяковского типа, каменные изделия, обломок тигля с капелькой меди. Престижные вещи – металлические изделия и оружие  (наконечник копья, втульчатый чекан, кинжалы, кельты, ножи), каменные наконечники стрел и их заготовки – зарывали в землю. Для их  сокрытия в местах, свободных от крупных камней, вырывались небольшие углубления, внизу похожие на щели. На дно этих углублений укладывались или, иногда, втыкались вертикально изделия из бронзы и меди: обычно по два, реже – поодиночке или в количестве более двух. Функционирование данного памятника было связано с культовой практикой населения коптяковской культуры (первая половина II тыс. до н.э.) горно-лесного Зауралья, прежде всего, металлургов и кузнецов, наследовавших традиции сейминско-турбинской металлообработки, с одной стороны, и воспринявших многие достижения мастеров петровско-алакульского очага, с другой.

«Алан Бакур» из Древней Иберии
Балахванцев А.С., Николаишвили В.В.

Ключевые слова: археология Грузии, древняя Иберия, серебряная драхма Готарза, гемма.
В 1974 году в ходе раскопок Жинвальского могильника (Душетский р-н ГССР) в погребении № 18 была обнаружена вставленная в железный перстень сердоликовая римская гемма-инталия I-II вв. н.э с надписью BAKOYP AΛANA, которая была добавлена позднее, уже на территории Иберии. По палеографическим данным надпись Бакура датируется самым концом II – первой четвертью III в. н.э. Несмотря на то, что надпись выполнена греческими буквами, ее язык не может быть греческим, поскольку в таком случае ожидалось бы ΠΑΚΟΡΟΣ AΛANΟΣ. Поэтому язык надписи из Жинвали следует определить как аланский, а сам памятник признать древнейшим из имеющихся у нас образцов письменности на аланском языке. С одной стороны, этот факт углубляет наше представление о масштабах проникновения эллинской культуры и образованности в иберийское общество, а с другой – является еще одним свидетельством той важной роли, которую сыграла древняя Иберия в процессе распространения античной культуры на сопредельных с ней территориях.

А.Д. Чертков и его вклад в русскую нумизматику и археологию
Фролова М.М.

Александр Дмитриевич Чертков (1789-1858), известный нумизмат, археолог, библиограф, славист, этрусколог, основатель знаменитой Чертковской библиотеки, родился в Воронеже в богатой дворянской семье, получил прекрасное домашнее образование. Он служил в лейб-гвардии Конном полку, с которым прошел заграничные походы 1813-1814 гг. Он также участвовал в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. На статской службе Чертков достиг чина тайного советника, но свой досуг он всецело посвятил давнему увлечению историей России и славян.
Имя Черткова стало известно в научном мире после выхода в 1834 г. его каталога русских монет XIV–XV вв., который «указал путь последующим нумизматам…» и долгое время служил «настольной книгой, как научное произведение […]оставившее далеко за собой труды своих предшественников», - писал замечательный русский нумизмат А.В. Орешников. Чертков способствовал возбуждению в обществе интереса к русской нумизматике, первым предупредил о появлении фальшивых монет, раскрывая важность издания каталогов частных коллекций, настойчиво призывал коллекционеров к публикации каталогов своих собраний.
В 1838 г. Чертков провел первые научные археологические раскопки в Подмосковье. Чертков не смог установить, какому народу принадлежали эти находки, но он предпринял все, что могла ему предложить наука – провести химический анализ медных вещей и отправить черепа в Петербург академику К.М. Бэру для их антропологического изучения. Его отчет был прочитан на заседании Археолого-нумизматического общества и опубликован в его «Записках» как на русском, так и на французском языках. Долгое время на его работу ориентировались историки и любители-археологи, проводившие раскопки в Подмосковье.


 

 
 

 

     
События
Публикации
Конференции
Новые книги
Personalia
In memoriam
     
 
     
 

 
 

Круглый стол, посвященный юбилею журнала "Российская археология" и проблемам развития периодики ИА РАН, состоится в четверг, 1 июня 2017 г., в зале заседаний Института археологии (ул. Дм. Ульянова, 19, 2-й этаж) в 11-00. 

 
   
 
 
 

 
 

III международная конференция «Археология и геоинформатика» 24-26 мая 2017 г., Москва, ул. Дм. Ульянова, 19

 
   
 
 
 

 
 

II Российско-сербская конференция «Славяне в мире Балкан и Восточной Европы: историко-археологическая панорама» 15-18 мая, Институт археологии, ул. Д. Ульянова, 4 этаж, конференц-зал

 
   
 
 
     

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

 
     
 
     

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт археологии Российской академии наук, 2006 – 2017

117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19 Тел.: (499) 126-47-98, факс (499) 126-06-30

Создание сайта - Инфорос
     
На главную E-mail Добавить в избранное Карта сайта Оставить отзыв Версия для печати Отправить на e-mail Наверх